Рапунцель: запутанная история

В Сторибруке прошел месяц с тех пор, как Эмма Свон разрушила чары Злой Королевы и вернула героям и злодеям сказок воспоминания про их настоящую жизнь. Большинство горожан хотят вернуться домой, в свой мир, и ищут способ это сделать, но у Злой Королевы другие планы на этот город.

Под покровом волшебной ночи тебе послышится легкий стук. Но это не твое чудное воображение, это самая настоящая опасная и манящая Тень стучит по звонкому стеклу твоего окна. Она приоткроет тебе завесу в мир детских грез, и за руку отведет к чудесам и приключениям. Ты последуешь за ней? Хорошенько подумай, дружок, ведь обратной дороги не существует.

Вверх
Вниз

ONCE UPON A TIME ❖ SYMPHONY OF THE NIGHT

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ONCE UPON A TIME ❖ SYMPHONY OF THE NIGHT » БИБЛИОТЕКА ВОЛШЕБНИКА » Вечер откровений


Вечер откровений

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

Вечер откровений

https://38.media.tumblr.com/c3ad865d3c93179fb36ece2c9710aa13/tumblr_n4al54YyJF1qh2ttyo1_250.gifhttp://s7.uploads.ru/QMBrv.gif

Красная королева и Бармаглот
замок королевы ❖ вечер

О П И С А Н И Е
За один вечер Томас узнаёт правду об Алисе и теряет меч. Для него это сокрушительное поражение, с которым ещё предстоит примириться, чтобы быть готовому к Бравному дню. Но есть ли у него это время, когда ко всему прочему, на него обрушивается гнев королевы?

+1

2

Бравный день близился. Алиса уже даже не пыталась скрываться, поддерживаемая жителями королевства и готовая в любой момент повести их на финальную битву, и Красная королева нервничала. Раздражённо постукивая кружевным красным веером по затянутой в красную же перчатку ладони, они нетерпеливо мерила шагами тронную залу. Если верить пророчеству, эта девчонка явилась в Страну Чудес, чтобы свергнуть её, лишить трона и, возможно, жизни. И хотя на стороне Красной королевы была хорошо вооружённая армия и её собственная магия, нельзя было сбрасывать со счетов мощь толпы, восставшей против своей правительницы, и ради свободы готовой сражаться до последнего. Надежда была лишь на Бармаглота, который в одиночку мог уничтожить сотни, тысячи противников! Внушая другим ужас, питаясь их страхами, он сводил их с ума и убивал, сам при этом становясь лишь сильнее.
- Позвать сюда Бармаглота! – резко остановившись посреди залы, приказала в пустоту Красная королева. Несмотря на то, что она была здесь одна, она не сомневалась, что где-то поблизости, прячась от её взгляда и потенциального гнева, скрывались трусливые слуги, раболепно готовые броситься выполнять любую её прихоть, стоит ей лишь дать знак.
Королеве необходимо было знать, как прошла встреча Бармаглота и Алисы. Её вездесущие шпионы уже донесли о беседе, состоявшейся между драконом и Спасительницей Страны Чудес, и Анастасии не терпелось узнать подробности. Внутри неё клокотал гнев: почему она узнаёт об этом от других? Почему Бармаглот не пришёл к ней сам и не сообщил о рандеву с их заклятым врагом? И каковы были цель и обстоятельства этой встречи? Неужели этот подлый ящер, некогда поклявшийся служить ей верой и правдой, после того как она освободила его из каменного плена, её предал? Зачем ему нужно было увидеться с Алисой? Их встреча проходила наедине, так почему же он не убил её прямо тогда? Чего ждал? Бравного дня, в который Красной королеве суждено потерпеть поражение?
Вопросы назойливыми мухами роились в голове белокурой женщины, не давая покоя. Минуты тянулись мучительно медленно, но вот она расслышала вдалеке чьи-то шаги, и спустя пару мгновений двери тронной залы распахнулись, пропуская высокого мрачного человека с тёмными волосами, тонкими губами и льдисто-светлыми глазами.
- Ты не особо спешил, - вместо приветствия холодно отметила Красная королева, одаривая гостя долгим проницательным взглядом. Некоторое время она выжидающе смотрела на него, дабы он проникся важностью предстоящего разговора, а затем медленно прошествовала к своему трону и грациозно опустилась на него.
– Ничего не хочешь мне рассказать?

+1

3

Томас прибыл во дворец ближе к вечеру. Для чего? Что ему здесь делать? Он и сам не знал, но хотел найти место, где ничего не будет напоминать ни о последних днях, ни о поражении минувшего вечера. Но здесь всё хуже, чем он мог себе представить. Слухи распространялись быстро, и вот уже на колдуна бросают косые взгляды, полные недоумения. Не понимают, как он мог уйти с поля боя, не убив Алису, и, может, рады этому. Рады, потому что у них есть надежда на то, что в Бравный день его убьют, вот только дракон не готов умирать. Он хотел жить, и мысль о том, что какая-то девчонка сумела обмануть его, вызывала ярость, которую хотелось обрушить на Страну Чудес, но пока держался. Но каких трудов ему это стоило?
Он избегал встречи с королевой, не желая, чтобы она видела его состояние, а оно было далеко не лучшим после бессонной ночи, за которую он заметно сократил запасы спиртного, что у него хранились. Он думал избавиться от сердца, что было самым лучшим вариантом. А почему нет? Лишить себя способности чувствовать, а не мучиться только потому, что просчитался. Позволил себе влюбиться, как мальчишка. И в кого? В главного врага, которому пророчество обещает победу в Бравный день. Ирония, которая свойственная Вселенной, и от которой порой кругом шла голова и хотелось стереть с лица земли целые миры. Жаль это не в его власти. Сожалеет, что не так силен, как хотелось бы. Снова слаб и ненавидит себя за это. - Любовь делает людей слабыми, - говорил себе. - Любви не существует, - убеждал он себя, а в итоге она стала виновницей поражения, а Бравный день еще не наступил.
- Я не проиграю в Бравный день, - уверенно произносит он мысленно, устремляя взгляд в даль. Ему хочется увидеть Алису. Что она делает? Смеется над ним, что смогла обвести вокруг пальца? Ей теперь есть чем хвастаться перед друзьями, а он повелся, как наивный неопытный мальчишка. Злость перекашивает лицо, и в этот момент появляется слуга, сообщивший, что Бармаглота ждет королева. Она, скорее всего, все знает. Кто-то должен был все рассказать или дошли слухи. Нет, рассказали. У нее свои шпионы, которых бы с удовольствием убил, потому что не хотел, чтобы королева знала обо всех его делах. Не положено ей все знать, как и то, почему лишился меча и не убил Алису. Но она ждет, а Томас все не торопится. Он хочет идти к ней. Слуга тоже стоит рядом, ждет ответа, и Томас обещает скоро явиться, отпуская слугу. Кажется, он чувствует облегчение, не придётся показываться на глаза Анастасии. В глубине души, колдун даже ему позавидовал: тот сейчас спокойно удалится выполнять свои обязанности, в это время, как Бармаглоту необходимо выдержать разговор с высокомерной, эгоцентричной особой, которой он вынужден подчиняться. Томас усмехнулся. Сам был таким же, и тоже когда-то женился на королеве для того, чтобы стать королем. И если бы не каменный плен, он мог править долго, а не в итоге оказаться всего лишь в должности главнокомандующего армией.
Первый раз за долгое время он хотел проигнорировать приказ, не желая никого видеть, а исчезнуть до самого Бравного дня, но все же покидает свое временное пристанище и отправляется к королеве. Он не спешит, не считает нужным. В такт шагов о его приближении сообщает трость ударами о каменной пол. Слишком громко, и Томас оставляет трость на подоконнике, Она больше ему не нужна. Она хранила в себе нечто дорогое, но теперь была не более, чем безделушка, от которой не жалко избавиться. И он избавился. Входит в тронный зал и приветствует королеву коротким поклоном, не реагируя на ее замечание. Не говорить же ей, что совсем не хотел идти, а просто позволить ей самой строить догадки. Он знает, что означает ее взгляд, но он остается непроницаемо холоден. Ему не нравится эта пауза. Для кого разговор важен, так это для нее, ему же хочется молчать. И он не задает вопросов, ждет, что скажет королева.
- Нет, - коротко отвечает он, когда наконец-то звучит вопрос. Ему нечего сказать, а она должна уже знать все сама. Или не доверяет своим людям и хочет услышать подробный рассказ от него? Рассказ о коварной Алисе и позорном поражении Бармаглота, который он никогда не сможет поведать кому-то вслух, но постоянно прокручивает в голове.

+2

4

Вошедший Бармаглот выглядел невозмутимым. Кивок, которым он поприветствовал свою Королеву, был небрежным и формальным, что разительно контрастировало с глубокими подобострастными поклонами прочих подданных.  Казалось, его ничуть не страшил предстоящий разговор с Красной королевой, известной на всю Страну Чудес своим крутым нравом и жестокостью. Да и какой ещё может быть правительница, добровольно лишившая себя сердца? А Красная королева некогда поступила именно так. Когда перед ней встал выбор между голодной нищенской жизнью с любимым и обеспеченной сытой жизнью в качестве жены Короля, Анастасия сумела выбрать наиболее приемлемый вариант, лишь избавившись от сердца, противящегося доводам рассудка и скорбящего о большом чистом чувстве, которое должно было быть принесено на жертвенный алтарь.
- Значит, ничего, - резюмировала Королева, поигрывая веером. Вальяжно раскинувшись среди алых бархатных подушек, она выглядела скучающей, явственно давая понять, что происходящее не доставляет ей никакого удовольствия, более того – утомляет. На мгновение в тронном зале воцарилось напряжённое молчание.
- Как ты знаешь, близится Бравный день, - с недоброй загадочной полуулыбкой начала издалека Анастасия, наблюдая за Бармаглотом. – И я хотела бы быть уверенной, что мы не проиграем…
Со своего трона, расположенного на возвышении, она сверху вниз испытующе посмотрела на стоящего перед ней колдуна, который волей судьбы вынужден был ей подчиняться. Этот был странный союз двух бессердечных натур: ненавидя друг друга, не доверяя друг другу, они, тем не менее, нуждались друг в друге. Служение Королеве дарило колдуну возможность проявить свою драконью сущность и выплеснуть клокотавшую внутри ярость; Королеве же власть над Бармаглотом давала надежду на победу над Алисой в Бравный день.
- Почему ты не убил её? – вдруг резко спросила Королева, выпрямляясь на троне. Вцепившись в подлокотники, она подалась вперед, и сейчас напоминало змею, готовую наброситься на свою жертву. – Я осведомлена, что вы виделись, что между вами состоялся разговор. Ты мог прикончить её, не дожидаясь решающей битвы. Но она по-прежнему жива.., - голос Анастасии превратился в свистящий шёпот. Недовольство Королевы было практически осязаемо, красивое лицо исказила гримаса гнева. Любому другому из слуг это грозило бы жестокой и скорой расправой, но только не Бармаглоту. Убить его означало убить раньше времени и саму себя. Оба прекрасно это понимали, и от осознания их взаимной нерушимой связи злость Королевы лишь усиливалась.

+2

5

Как же его раздражал веер! Красный, притягивающий слишком много внимания. Всего лишь один жест, и он вспыхнет, сгорит, оставив на платье королевы горстку пепла, и тогда она разозлится ещё больше. Её гнев достигнет той точки, какая сейчас требуется Томасу, чтобы снять то напряжение, что скопилось в нём за последние дни. Но она уже и без того на грани. Он это чувствует каждой клеточкой своего тела, и не верит в её скучающий вид, который всего лишь обманчивая иллюзия. Как и его спокойствие тоже не более, чем иллюзия, созданная привычкой.
Ему нечего сказать ей, а потому его присутствие в тронном зале кажется лишним. Он холодно и равнодушно смотрит на свою королеву, и не реагирует, когда она напоминает о Бравном дне. Ему ли не помнить? Это ведь ему предстоит сразиться с Алисой ради того, чтобы Красная королева могла сохранить власть. Не ради себя, ради неё, а она ещё смеет разговаривать с ним, как с одним из своих слуг. Это ему придётся рисковать своей жизнью, в то время, как ей предстоит быть всего лишь зрителем. Это ему пророчество обещает поражение от той, что оставила ещё одно чёрное пятно на сердце, которое тебе жжёт, выжигая только что пробудившийся свет в душе. Маленький лучик обещал погаснуть до следующей встречи, которая закончится чьей-то смертью. Нет, не его. Он не позволит одолеть себя какой-то девчонке. Он не проиграет. Они не проиграют!
Бровь изгибается в удивление, слыша сомнения. Откуда им взяться? Она больше не верит в его силы? Он ничего ей не отвечает, просто потому что ему по-прежнему нечего сказать. Он уверен в своей победе, и этого должно быть достаточно. Что может сделать королева? Бессмысленно охотиться за кем-то, уничтожая целые деревни чужими руками. Её стоило бы ненавидеть, но так зависимы друг от друга, что приходится терпеть её гнев, когда она наконец-то доходит до того, что её действительно волнует. Вскрик неприятно режет по ушам, и будь он не так сдержан, вздрогнул бы от неожиданности, от резкого изменения тона и повышения голоса. Как же быстро всё меняется, но Бармалот доволен. Дракон внутри довольно переворачивается, видя перекошенное злобой лицо королевы, а человек стоит смирно, как и раньше, скрывая свои истинные эмоции, не давая шанса Анастасии догадаться, что в этот момент в глубине души проскользнул страх за жизнь Алисы и ненависть к себе, что испытал его.
Томас не дрогнул, смотря на королеву непроницаемо-ледяны взглядом. Ему не страшно, и звучит не то, что он ожидал услышать, и хочется смеяться от того, что шпионы передали ей не ту информацию. Почему? Многие видели, как на самом деле произошла встреча Алисы и Бармаглота, как он лишился меча, как пришлось уходить самому, чтобы не погибнуть, но кто-то, видимо, посчитал, что сможет оговорить дракона и убрать его до Бравного дня. Хитрый ход, который в другой ситуации Томас бы обязательно оценил. 
- Разговор? – рот Бармаглота исказился подобием ухмылки. – Советую сменить шпионов, - звучит насмешливо, и, казалось бы, напряжение стало отступать. Чем больше оно чувствовалось в воздухе, тем легче становилось колдуну. Насмешка исчезает, и он становится задумчивым, и словно уходит в себя, вспоминая тот ненавистный вечер.
- Это не был разговор, - задумчиво протягивает он, а перед глазами уже полыхает пламя, деревню окутывает чёрный дым, и крики о помощи смешиваются с криками солдат. И в этом хаосе он видит Алису. Сначала подумал, что показалось, но нет, это была она. А затем вспышка гнева, меч, и чёрная клякса, едва не задевшая его.
Томас выныривает из воспоминаний, и до это взгляд в пустоту, туманный, снова становится ясным.
- Я не мог убить её, - признаётся он, не выдаёт подробности, почему не смог этого сделать, а причин слишком много, чтобы все можно было озвучить. Она не поймёт его, а гордость не позволяет признаться в поражении. Как же Алиса ошиблась, задев гордость дракона! Как же он мечтает отомстить ей! Знай королева о его желании, она бы не сомневалась в его верности, в его готовности к Бравному дню, а он готов закрыть глаза на всё, что угодно, только бы достичь желаемой цели.

+2

6

Чем дольше Бармаглот молчал, тем сильнее накалялась атмосфера. Воздух наэлектризовался, кажется, коснись - и ощутишь, как он завибрирует на кончиках пальцев, посылая по венам разряды тока.
И почему только пророчество связало ее с ним? Если б не оно, Королеве и в голову не пришло бы разыскивать Бармаглота и вытаскивать спящего ящера из его каменного плена. И однако она вынуждена была это сделать, если хотела победить в этой войне, которую не она развязала, и выжить в решающей битве с пришелицей из другого мира. Забавно, она сама когда-то прибыла в Страну Чудес из иного мира. Может, даже они с Алисой жили в одном королевстве или где-нибудь по соседству. Впрочем, это не помешает ей убить девчонку, когда придет время.
- Возможно, мои шпионы и не владеют 100%-ной информацией, но в общем они никогда не ошибаются, - зловещим голосом произнесла Королева, уже предвкушая расправу над доносчиками, ввергшими ее, по словам колдуна, в заблуждение. Хотя могло статься, что это не они, а он сам утаивал от нее некоторые сведения. Королева не верила древнему ящеру, равно как и всем остальным. Она добровольно оградила себя от возможности быть обманутой и преданной, заплатив за это очень высокую цену жизни в одиночестве. Впрочем, это было не слишком болезненно: когда она только попала в Страну Чудес, она никого здесь не знала, кроме Уилла. Были, конечно, еще Король и Кора, но ее венценосный супруг очень быстро почил, а Кора чуть не убила ее ради короны. И вы еще осмелитесь обвинять бедняжку Анастасию в отсутствии доверия к людям?
- И что же тебе помешало? - вкрадчиво уточнила Королева причины того, почему девчонка до сих пор жива. Ведь неспроста Бармаглот не убил ее. Видимо, для этого у него были какие-то веские основания. Или же Алиса оказалась умнее и сумела перехитрить его и сбежать? Перемена настроения мужчины не ускользнула от её внимания, и Анастасии было крайне интересно выяснить, чем же оно вызвано. Неужто он так печалится из-за того, что подвёл свою Королеву? Вряд ли... Но что тогда?
Подперев подбородок рукой, белокурая правительница, чью голову венчала диадема, инкрустированная крупными кроваво-красными рубинами, пристально смотрела на колдуна, пытаясь проникнуть в глубину его черной как сумрак ночи души и мыслей. Что-то с их последней встречи с Бармаглотом изменилось в нём, и это настораживало.

Отредактировано Red Queen (20 января, 2016г. 12:25:18)

+2

7

Уверенность королевы в своих шпионах казалась наивной и не разумной. Они тоже были люди, которым всего лишь хотелось выжить в мире, где любое неосторожное слово могло привести к гибели. И они боролись за свою жизнь, боролись отчаянно, и корить их за это не стоило. Но человеку свойственны ошибки, и в этот раз они ошиблись, дав ложную информацию, оговорив Бармаглота, который не пощадит их в своей расправе, и для этого ему не надо ждать приказа королевы. Он все сделает сам, но месть за то, что он теперь вынужден отчитываться перед Анастасией, не желая того, не заставит себя ждать. Ему это было сейчас необходимо: уничтожить врагов своих, выплеснув на них все негодование, всю злость, что опаляли его душу, превращая ее в черный уголек, выжигая последние лучи света, пробужденные девушкой из другого мира. Чужого, неизвестного, но всей душой ненавистного.
- И все же они ошиблись, - звучит тихо, почти шепотом, и не важно слышала ли его королева или слова не достигли ее ушей. Она им поверила и ошиблась. А может и нет. Может, если бы эта встреча действительно состоялась, он бы не убил Алису? Нет, убил бы, и не должно быть сомнений в этом. Сомнения всегда только мешали и привели не к одному поражению, а дракон не готов проигрывать снова. Слишком дорога жизнь, которую ему так тяжело отстаивать, когда время от времени находятся люди, которые желают использовать его в своих целях. И это чертово пророчество, в которое его вписали. Он не просил, не желал, чтобы ему приписывали сражение с какой-то девчонкой, от исхода которого зависит правление Красной королевы. Кровавой, так ее называла Ведьма, и права была. Права, что ненавидела, и Томас только недавно начал понимать эту ненависть. Ненавидел королеву, Бравный день, меч, которым теперь владела Алиса, и эти минуты, когда королева требует ответа, а он молчит, в упор смотря на женщину на троне, не испытывая ни малейшего страха перед ней.
- Чернила каракатицы, - отвечает колдун далеко не сразу, словно испытывая терпение своей госпожи, и не отводит взгляд. - И меч, - добавляет он с заминкой, но остается непоколебим, сохраняя ледяную уверенность. Он не может показать своих слабостей. Тем более сейчас, когда должно начаться самое интересное. Знала ли королева, что он выкрал меч давно, спрятав его у себя? Он не помнил, чтобы она им интересовалась, что ему было на руку, а он не разрушал уверенности, что меч надежно охраняется Брандашмыгом. Это всего лишь зверь, которому нельзя доверять. Нельзя доверять ему охрану такой ценности, и Томас решил по-своему, забрав меч себе. Так ему было спокойнее. Думал ли он, что так глупо лишится меча? Ему подобное и в самом страшном кошмаре не могло присниться, но случилось, и он не понимал, как он мог проиграть?

+1

8

Бармаглот пробормотал себе под нос что-то насчет просчета шпионов Королевы, но не это заставило Анастасию нахмуриться. Интонации, с которыми это было произнесено - помесь смирения с... отчаянием? - вот, что настораживало. Что-то скрывалось за этими словами, что-то, о чем колдун предпочел бы умолчать, что-то, чего он стыдился. Поэтому он медлил с ответом на ее вопрос. Красная королева видела его нерешительность, и она заставляла ее нервничать и гадать, что же он ей сейчас собирается поведать, и хватит ли у него решимости озвучить то, что его гложет.
Наконец, Бармаглот собрался с духом и рассказал ей про чернила каракатицы.
- А Алиса-то не так уж и проста, - с прищуром покачала головой правительница Страны Чудес и расхохоталась. Несмотря на досаду оттого, что девчонке удалось сбежать и над ней самой по-прежнему довлело пророчество, Королеву забавляла мысль о том, что кто-то смог одурачить самовлюбленного и надменного колдуна.
Звонкий смех летал по тронному залу, натыкался на стены и рассыпался на мириады маленьких смешинок, эхом отдававшихся где-то под сводом. И внезапно он затих. Анастасия услышала про Меч.
- Что ты сказал? - гневно процедила она сквозь зубы, буравя Бармаглота взглядом. - Алиса украла Меч?!
Королева ушам своим не верила. Как могло случиться, что перед лицом надвигающейся опасности, поставившей под угрозу ее правление Страной Чудес, ее слуги настолько расслабились, что позволили увести у них из под-носа символ победы Красной королевы, ее основное оружие в решающей битве? Но ведь Меч находился под неусыпной охраной Брандашмыга во дворце. Как могла Алиса проникнуть сюда незамеченной? Или она сумела подкупить кого-то, кто помог ей? И как она вообще узнала о том, где именно хранится Меч?
- Как это случилось? - грозно рявкнула Королева, и любой, кто в этот момент услышал ее голос, никогда бы в жизни не догадался, что он принадлежит хрупкой и красивой блондинке. Сейчас в этой женщине клокотала едва сдерживаемая ярость, и стальные нотки явственно ощущались в ее словах. Её жизнь, её царствование рушились сейчас как карточный домик. И виной всему была какая-то Алиса, какая-то дрянная девчонка из другого мира.

Отредактировано Red Queen (1 февраля, 2016г. 23:36:02)

+2

9

Томас усмехается, когда до него долетает утверждение королевы по поводу Алисы. Знала бы она насколько права, но он не может ей сказать. Не может рассказать, как почти доверился врагу, как готов был пойти на поводу у своих чувств, и как трудно было этого не сделать. Алиса не проста и проявила хитрость, обведя вокруг пальца Бармаглота, который считал, что уже никогда никто его не обманет, но жизнь подкидывала сюрприз за сюрпризом, убеждая в обратном, а он все цеплялся за свою самоуверенность, никак не желая с ней расстаться, и оттого тяжелее было признавать себя обманутым, преданным.
Колдун не шелохнулся, слыша гневные нотки в тоне королевы. Привычно, а за эту встречу не в первый раз, и это вызывает улыбку, но он сдерживается, остывая серьезным. Не до смеха. Он лишь кивает, подтверждая, что меч у Алисы. Бессмысленно отрицать, когда сам в этом признался, но к следующему вопросу оказался не готов и вновь в тронном зале воцаряется молчание, и только двое людей сверлят друг друга взглядом, не то желая уничтожить друг друга, не то разгадать, что таится в каждой из голов. Бармаглот бы выбрал первое. Убить, чтобы ничего не говорить.
- Важно лишь то, что меч у нее, а как это случилось уже не имеет никакого значения, - попытался увильнуть Томас от признания, что когда-то сам выкрал меч, обманув королеву, убедив, что меч надежно охраняется Брандашмыгом. Но зверь и сам остается в неведении, что охраняет пустой ящик, от которого давно можно избавиться. Самым сложным было не отвести взгляд, но для того, кому лгать не впервой, это должно быть просто, и не дрогнувший голос не должны были вызвать сомнений, что колдун к краже не имеет никакого отношения. Но поверит ли? В это верилось с трудом. Всегда относились друг к другу настороженно, не доверяя и не раскрывая всех своих замыслов. Вот и сейчас она вряд ли поверит, если не убедить, что это действительно не важно.
- Теперь мы знаем, как выглядит Алиса и я лично сделаю все, чтобы уничтожить ее до Бравного дня. Вы же не думаете, что я позволю какой-то девчонке одолеть меня? И позволю себе заметить, что дело не только в короне, но и в моей жизни, с которой я пока не тороплюсь расстаться. Алиса умрет, это я могу обещать, и наличие меча ее не спасет, - слова звучали резко, а в глазах мелькнуло что-то кровожадное, меняя цвет с карего на красный, словно напоминая королеве, что перед ней не человек, а дракон, и стоит ему покинуть эти стены, он обратит Страну Чудес в пепел, только бы найти ту, что ранила его, не прилагая к этому ни капли физической силы. Ранила чувства, гордость, и скрылась, оставляя после себя зияющую рану в сердце, что болела сильнее, чем рана, нанесенная мечом.

+1

10

Беспечность Бармаглота в отношении такого важного артефакта, как Меч, Анастасии совершенно не понравилась.
- Ошибаешься, - медленно, растягивая гласные, злобно прошипела Королева. - То, как девчонке удалось выкрасть Меч очень важно, - она намеренно сделала акцент на последних словах, чтобы подчеркнуть их значимость. Не так-то просто стащить подобный предмет из-под носа Брандашмыга. Этот цепной пес ни с кем не станет церемониться и разорвет в клочья любого, кто осмелится посягнуть на охраняемую им вещь. И все же Алисе удалось его перехитрить... Нужно как можно скорее выяснить, как именно она сумела это сделать, чтобы выявить слабые места в охране королевского дворца и ликвидировать их.
- Позвать сюда начальника стражи! - повысив голос, приказала Королева.
А пока они ждали появления верного солдата, Анастасия с высокомерной усмешкой слушала заверения Бармаглота в том, что теперь, когда они знают, как выглядит Алиса, поймать ее будет легко, и он лично приложит все усилия для того, чтобы уничтожить ее еще до Бравного дня. Вот только тон, каким он это говорил... Было в нем что-то такое, что-то личное, словно у колдуна с девчонкой были свои счеты.
- Оу, как я вижу, Алисе удалось уязвить самолюбие нашего Бармаглотика, - явно издеваясь, пропела Красная королева, поигрывая веером. Открыть-закрыть, только размеренный шорох раздается. Но вдруг веер замер, а глаза женщины, устремленные на колдуна, недобро сузились.
- Ты сказал, что нам известно, как выглядит Алиса. Откуда? - она подозрительно смотрела на Бармаглота, ожидая внятного ответа. Вряд ли Алиса посягнула бы на Меч при свидетелях. Но судя по словам дракона, они были... И это явно не Брандашмыг, который при всей своей свирепости увы, ничего не мог им поведать.
- Вызывали, Ваше Величество? - в зал строевым шагом вошел начальник стражи и, щелкнув каблуками, замер напротив трона неподалеку от Бармаглота.
- Выяснить, как Алисе удалось выкрасть Меч! Всех, кто хоть как-то может быть к этому причастен, бросить в карцер и пытать до тех пор, пока не сознаются!
- Слушаюсь, Ваше Величество! - сурово поджав губы, отрывисто бросил военный. В чёрных как ночь глаза его полыхнул кровожадный огонек. Во всей Стране Чудес он славился как человек жестокий и всегда умеющий добиваться нужных ему сведений... посредством пыток, после которых редко кто выживал.
- А теперь пошел вон! - нетерпеливо махнула в его сторону рукой Анастасия, тут де потеряв интерес к солдату. Раскланявшись, тот поспешно удалился выполнять приказ своей Королевы.
Дождавшись, когда они снова останутся одни, женщина поднялась с трона и приблизилась к Бармаглоту. Медленно обошла его по кругу, зная, что это не может не заставить его понервничать. Веер пощёлкивал как метроном, отсчитывая мгновения до того, как она снова оказалась напротив колдуна.
- Почему мне кажется, что ты что-то недоговариваешь? - проводя по его скуле закрытым веером, проникновенно проговорила она, пристально всматриваясь в глаза мужчины, гипнотизируя его своими змеиными глазами.

Отредактировано Red Queen (11 февраля, 2016г. 09:53:28)

+1

11

Наверное, если бы ярость не туманила сознание Томаса, он бы и сам беспокоился по поводу пропажи меча, но он слишком был зол на Алису, чтобы верить, что меч поможет ей, а потому и повода для волнений не видел, в отличие от королевы, которой слова дракона очень не понравились. Но он и не подумал давать ей какие-либо объяснения, а молча позволил позвать начальника стражи. Вот только зачем он ей? Томасу не было страшно. Начальник стражи не тот человек, которого ему стоило бы бояться, но он ему никогда не нравился. Может, от того, что в чём-то были похожи, а именно в своей жестокости, но отличала слепая вера королеве, которой так и не поддался Бармаглот.
Но не стоило Томасу отвлекаться, потому что издёвка Анастасии была подобно пощёчине, после которой от колдуна обычно не уходили живыми, но перед ним королева, и всё, что он может, это стиснуть руки за спиной и во взгляде проскользнула угроза. Она королева, но она ступает на опасную территорию, и даже верный дракон может сорваться с цепи, если она не перестанет следить за языком. Ему хватило, что Алиса растоптала его самолюбие, втоптав в грязь, и он не позволит тоже самое сделать Анастасии. И огромное желание заткнуть её прелестный ротик веером распирает его. И вспыхнувшая ярость позволяет игнорировать недобрый взгляд королевы. А вопрос скорее удивляет. Ему казалось, что она должна знать, откуда они теперь знаю, как выглядит Алиса. Впрочем, он мог бы рассказать о ней многое, и не только описать её внешность.  Рассказать всё, что успел узнать.
Но вместо подробного рассказа о жизни под одной крышей с врагом, звучит совсем иное:
- А шпионы не доложили? – насмешливо спрашивает Бармаглот, словно в отместку за недавнюю издёвку, которую вряд ли ей когда-нибудь простит. Продолжить не успел, потому что появился начальник стражи, и колдун молчал, дожидаясь, пока тот получит распоряжение и уйдёт. И каких же ему стоило трудов, чтобы не рассмеяться, услышав приказ королевы. Ему никогда не узнать, кто похитил меч, и он будет подозревать всех, мучить несчастных, создавая ещё больше врагов своей госпоже. В каждом видеть предателя, пока они действительно таковыми не станут. Как опрометчиво! Но ведь они так всегда и действовали, не удивительно, что многие ждут Бравного дня как избавление от тирании кровавой правительницы.
И снова вдвоём, в этом чёртовом тронном зале, который нестерпимо хотелось покинуть, но ему не опустят без ответов. Он это точно знает, видя, как Анастасия приближается к нему, как кружи вокруг, словно видя в нём свою жертву, а он наблюдает, слегка опустив голову и наклонив её в бок. Она ничего этим не добьётся. А она останавливается напротив, слишком близко, что появляется желание сделать шаг назад, но остаётся на месте, лишь одёрнув голову от веера, смотря на королеву сверху вниз.
- Мне нечего скрывать. А если верить вашим шпионам, между мной и Алисой был разговор. Неужели вы думаете, что при встрече я бы не запомнил её? – но это снова не более, чем насмешка и попытка уйти от правды. Однако, чем дольше будет отмалчиваться, тем больше его будут подозревать в сокрытии правды, и ради себя, ради скорейшего освобождение от ненавистного допроса, лучше рассказать хотя бы часть того, что случилось. - Она появилась вчера в той деревне, где мы искали повстанцев. Видел её не только я, но и те люди, что были со мной.
Далеко не всё сказал, и опускает момент с чернилами и мечом. Он уже сказал, что меч потерян, а против него использовали чернила каракатицы, и не видел смысла повторять это ещё раз.

0

12

Всё-таки что-то было не так, что- то изменилось в этом колдуне, понять бы  что. Королева подошла к окну начиналась гроза.
-Уверен, что ни чего не скрываешь?- Королева обернулась на Бармаглота.
- Скажи, и почему я тебе не верю?
Как же Анастасии надоел эта девчонка, которую полюбила вся Страна Чудес, а Бравый день всё ближе, и преимущество на её стороне… Что будет, если Бармаглот проиграет? Нет, он не должен проиграть. Она не отдаст свою корону этой девчонке!
- Надеюсь, в следующий раз  ты не допустишь такой ошибки и уничтожишь её. - Королева говорила спокойным голосом, но внутри неё бушевали эмоции. Надо избавиться от этой девчонки до Бравого дня. Но как? Если Бармаглот при первой же встречи потерпел поражение…
Анастасия старалась казаться спокойной, но это у неё не особо получалось. Она вернулась на свой трон и задумалась.
Как этой девчонке удалось выкрасть меч? Пройти мимо Брандашмыга. Как?
Она взглянула на колдуна, он был всё так же невозмутим и не подвижен. Неужели от него зависит её судьба? Чёртово пророчество! Чёртов Бравый день! Чёртова Алиса!
-Надеюсь, в следующий раз ты меня не разочаруешь?- она приподняла бровь, обращаясь к колдуну.
Сидя на троне Королева, думала о том, как ей убрать Алису ещё до Бравого, все силы и так были брошены на то, что бы найти её, но это не увенчалась успехом, а сегодня ей и Бармаглот проиграл ей битву. Нет, этой девчонке не победить,  у Анастасии стал появляться новый план как её найти. Королева усмехнулась, в этот раз всё точно получится, не может, не получится, и победа будет за ней.Необходимо начать действовать как можно скорей, но этот приказ она отдаст после разговора с колдуном, он сам того не подозревая будет частью её нового плана, и вряд ли ему это понравится. Будет гораздо лучше, если он пака нечего не будет знать.
-Это точно всё, что ты можешь мне рассказать?- она внимательно посмотрела на колдуна

+1

13

Почему она ему не верит? Почему они, в принципе, друг другу не верят? Почему, не смотря на заверения в верности, вместо того, чтобы рассказать всё, что знает, что чувствует, дракон молчит? Ему нечего сказать. Все заготовленные фразы предназначены для одной единственной девушки, которую прячут от него повстанцы. Горько и обидно. И больно от нанесённой ею раны, о которой королеве, видимо, не доложили. Солдаты видели его поражение, видели, как исчез с поля боя, пронзённый мечом, который сжимала в руках Алиса.
Томас чуть заметно склоняет голову на бок и оставляет вопросы королевы без ответа. Она не поймёт, если он скажет, что поддался чувствам, впрочем, он сам этого не до конца понимает, а потому не имеет смысла пытаться объяснить. Для него теперь это не просто пророчество, куда его вписали, не спрашивая, желает ли он того, для него это стало слишком личным делом, к которому даже королева уже не имеет никакого отношения. Всё, что ей нужно, это власть, а ему - месть и Алиса. В каком порядке? Не имеет значения. В любом, только бы получить желаемое, а цена не так важна.
- Алиса заплатит за всё, - уверенно заявляет Бармаглот, но что именно спрятано в этом обещании знает только он. Не смерть Алисы, нет, нечто большее. Страдания, слёзы, которые будут платой за каждую каплю крови, пролитую им в южной деревне.
Томас больше ни секунды не хочет находиться в тронном зале. Он хочет уйти, ему нужно продумать план мести, а королева только отнимает время. И ему всё сложнее скрывать своё состояние, а слабость уже подбирается, протягивая к дракону свои щупальца. Нужно уходить как можно скорее, пока не осел здесь, на полу, в тронному зале, показывая свою слабость ещё и королеве.
– Вы можете ждать, пока я расскажу что-то новое или отпустить меня, и я займусь поисками Алисы и её друзей. Я уже сказал всё, то знаю, и мне больше добавить нечего, - слова звучали довольно резко. От желания скорее покинуть тронный зал и общество королевы, Томас забывался, готовый повысить голос на свою госпожу, но он уже устал повторять одно и тоже, а добавить ему действительно нечего. Раскрывать свои тайны он не станет даже под пытками, хотя о мече можно было рассказать, но будет куда забавнее наблюдать, как Анастасия ломает голову над тем, как Алиса сумела выкрасть меч.

+1

14

Анастасия поняла,  что больше он ей не чего не расскажет. Хоть она ему и не верила, уж такова была её натура, она не кому ни доверяла. Королева решила, что этот разговор исчерпал себя.
- Можешь идти, -  холодно произнесла она. - И если ещё раз встретишься с Алисой, постарайся что бы об этом я узнала именно от тебя.
Когда шаги колдуна затихли, Королева позвала одного из своих шпионов.
- Следи за Бармаглотом, глаз с него не спускай! Обо всём немедленно докладывай мне. Если совершишь  хоть одну ошибку это последнее,  что  ты сделаешь в своей  жизни. Ты всё понял?
- Да, Ваше Величество!
- Отлично, а теперь пошёл вон!
Анастасия осталась одна в тронном зале. Всё же она не доверяла слугам, она знала, что надеяться может  только на себя. Она знала, что её подслушивают, её же слуги.
- Все вон!
  Убедившись, что ни кто её видеть и слышать не может, она подошла к своему портрету, и скрылась в тайном проходе, за ним…  Проход привёл, её в маленькую комнату, в которой не было нечего кроме склянок с зельями, книг по магии и огромного зеркала, нет, это зеркало не обладало теми свойствами, что зеркало Злой Королевы, но сейчас оно было весьма кстати.  Она наложила на себя морок и, посмотрев в зеркало, довольно улыбнулась, теперь на неё смотрела не Красная Королева, а довольна милая девушка лет 16… Она вышла  через маленькую дверь за стеллажами с зельями, её план начал действовать

+1

15

Сегодня определённо день сюрпризов, и главным сюрпризом было то, что Анастасия очень быстро сдалась, так и не добившись от дракона признания. Признаваться было в чём, но это его тайна, и не хотелось открывать душу перед Красной королевой. Она не достойна выслушивать его признания, пусть даже это она правит Страной Чудес, а он всего лишь её ручной дракон.
Но верить королеве, значит, ошибаться, потому как вера ей может закончится смертью, но в случае с драконом – клеткой, а он не спешил расставаться со свободой, пусть даже такой призрачной, какая у него была. Если королева так легко сдалась, значит, что-то задумала, а из этого следует, что надо быть осторожнее и усилить защиту дома.
- Слушаюсь, Ваше Величество, - едва сдерживаясь от сарказма, отвечает Томас королеве, а затем покидает её, не поклонившись. Не почтительно по отношению к своей госпоже, но ему больно.
Повернувшись спиной к Анастасии, дракон с силой сжимает челюсти, мечтая быстрее оказаться наедине с собой, подальше от королевы, чтобы она не узнала о его маленькой слабости, полученной благодаря Алисе. Ему нужен покой, а он не даёт его себе с момента их расставания в деревне. Нет, это было не расставание, это был позорный побег, и зол на себя, что верил девушке из южной деревни, пока не получил болезненный удар от неё.
Королева не стала требовать подробностей, никто ей не сказал, что дракон ранен, и она всё ещё верит, что Томас принесёт ей победу в Бравный день, не догадываясь, что у него свои планы. Это теперь его личное дело, на которое он не может закрыть глаза и просто ждать Бравного дня, чтобы убить воина Мираны. Алиса покусилась на его жизнь, ранив, и разбила сердце.
Оказавшись в коридоре, колдун остановился у подоконника, приложив ладонь к ране, прикрыв глаза от ноющей боли. Неприятно чувствовать боль и не имея возможности с ней справиться. Странно, что мог залечить раны других, но серьёзные раны, нанесённые дракону, заживали несколько дней, значит, ещё какое-то время Томас признавал себя бесполезным. Однако, в этот раз магия при нём, и бросив взгляд на двери тронного зала, дракон исчезает из дворца, перемещаясь домой. Его конь остался в придворной конюшне, но сомнительно, что ему там что-то угрожает, а потому забрать можно позже.

http://funkyimg.com/i/25qSb.png

0


Вы здесь » ONCE UPON A TIME ❖ SYMPHONY OF THE NIGHT » БИБЛИОТЕКА ВОЛШЕБНИКА » Вечер откровений


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC