Рапунцель: запутанная история

В Сторибруке прошел месяц с тех пор, как Эмма Свон разрушила чары Злой Королевы и вернула героям и злодеям сказок воспоминания про их настоящую жизнь. Большинство горожан хотят вернуться домой, в свой мир, и ищут способ это сделать, но у Злой Королевы другие планы на этот город.

Под покровом волшебной ночи тебе послышится легкий стук. Но это не твое чудное воображение, это самая настоящая опасная и манящая Тень стучит по звонкому стеклу твоего окна. Она приоткроет тебе завесу в мир детских грез, и за руку отведет к чудесам и приключениям. Ты последуешь за ней? Хорошенько подумай, дружок, ведь обратной дороги не существует.

Вверх
Вниз

ONCE UPON A TIME ❖ SYMPHONY OF THE NIGHT

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



House on a hill

Сообщений 1 страница 30 из 53

1

House on a hill
House on a hill
The Living, living still
Their intention is to kill and they will
They will

http://funkyimg.com/i/25Bc2.jpg

Алиса & Бармаглот
дом Бармаглота и окрестности ❖ поздний вечер

О П И С А Н И Е
       - Ты Алиса! Та самая! Наконец-то, ты вернулась, - начал один из братьев.
Я попятилась. Этот сон был все страньше и страньше. В ходе разговора выяснилось, что имеется древнее пророчество, согласно которому, якобы, я в Бравный День сойдусь на поле битвы с Бармаглотом и освобожу Страну Чудес от Красной Королевы.
       Что за Бармаглот? Кто такая Красная Королева, держащая весь этот мир – отмечу, вымышленный мир, - в страхе? Узнать ответы на эти вопросы я не успела – в саду появились стражники и Брандашмыг – существо больших размеров, напоминающее медведя.
       Но это же сон! Я могу не бежать, не спасаться от них.
       Оказавшись прямо передо мной, Брандашмыг замахнулся и оставил на моем предплечье три глубоких царапины. Я чувствовала все, как наяву. Но во сне это невозможно! В панике следуя советам новых знакомых, которые хотели спасти меня и вывести безопасными путями из сада – через лес, - я бежала, что было духу. Они отстали, пытаясь запутать стражников и монстра. А я неслась, куда глаза глядят, лишь бы подальше от этого места.
       Не знаю, сколько времени прошло, когда я остановилась перевести дыхание. Боль в предплечье отрезвляла и не давала впасть в отчаяние.
       Погони, вроде бы, не было. Меня окружал лишь темный лес без тропы. Я не знала уже, с какой стороны пришла и боялась, что если пойду не в ту, то сразу же наткнусь на стражу. Но уже вечерело, поэтому сидеть на месте я просто не могла. Пройдя дальше, я увидела огромный особняк, расположенный прямо посреди леса. Измученная и уставшая, я постучала в дверь в надежде, что мне укажут, как выбраться из этого мира.
       Дверь открыла служанка и после уговоров отвела меня к хозяину.

+2

2

Алиса неслась, что было духу, сквозь лес. Ощущение погони не оставляло ее ни на секунду и подавляло страх заблудиться в неизвестном ей месте. Темные стволы деревьев, уходившие ввысь, словно создавали над ней клетку и с каждой минутой погружали во мрак. Сколько сейчас было времени? Шесть часов? Семь?..
Алиса не знала ответа. Это место – чудесное, как ей сначала показалось, превратилось в ужаснейшее. Все события напоминали страшный сон, где она – главная героиня, которую хотят поймать и казнить. Но сейчас обычные щипки за руки и убеждения себя проснуться ей не помогали.
Тьма становилась все гуще, но Алиса продолжала бежать. Ее фигура мелькала мимо деревьев, а вскоре и вовсе слилась с темнотой. Она выставляла руки вперед, уже сильно исцарапав их, чтобы не наткнуться на стволы. Подол платья постоянно за что-то цеплялся, поэтому порвался.
Темный лес был наполнен звуками. Алиса слышала постоянные скрипы и шорохи, и боялась, что это те самые карточные солдаты. Или чудовище, ранившее ей руку. Три глубоких пореза на ее предплечье – нападение в саду. Именно тогда ей пытались внушить мысль о том, что она – бравный воин из пророчества. Типичный сюжет для геройского сна. Алиса бы сразу согласилась в такой ситуации, если бы… она не была настоящей и не пришлось бы сражаться с кем-то взаправду.
«Они странные, - пронеслось в голове у Алисы. - Здесь все странное, и я хочу домой».
Но это были слишком спокойные мысли для нее. На самом деле ей интересно, и если бы не опасность, то она бы с удовольствием продолжила свое приключение. Но девушка не была бойцом, а в пророчестве она явно изображена в сияющих доспехах и мечом, замахивающаяся на огромного дракона.
       «Ты та самая Алиса».
       «Я не хочу помогать вам!»
Над лесом поднялся месяц, по доброте своей осветивший серебристым сиянием всю местность. И только тогда Алиса опомнилась и осмотрелась: карточные солдаты уже давно отстали, а огромного чудовища, поцарапавшего ее, поблизости не было. Девушка потрясла головой – хватит надумывать, нужно сосредоточиться на плане. Он у нее есть? Конечно, есть, как же иначе. Только сначала… нужно его придумать.
Алиса вздохнула и села на землю, подтянув к груди колени и обняв их, положила сверху голову. План, нужно было напрячь все свое воображение и придумать его, но девушка пока лишь бездумно уставилась в одну точку, в темноту впереди себя.
- Что я буду делать? – начала размышлять Алиса вслух. – Наверное, мудро будет ничего не делать, - она сделала паузу, переваривая собственные слова. – А что тут сделаешь? Рано или поздно они схватят меня, ведь я сбежала только благодаря этим… сумасшедшим. Как их еще назвать?
Внезапно впереди зажегся тусклый огонек. Алиса подняла голову с колен. Все это время она смотрела на дом, почти слившийся с лесом, пока в окне не зажегся свет.

Наверное, никто из друзей Королевы, которую все так боятся, не может жить в такой глуши? Да и Алисе было некуда идти, кроме как оставаться ночевать в темном лесу. А так, хоть и неудобно, но она может попытаться объяснить ситуацию…
В конце концов, Алиса решила попробовать. Встав на ноги, она быстрым шагом направилась к дому, который так умело спрятался в лесной чаще от любопытных глаз. И если вдалеке он казался небольшим, то на самом деле был по истине и огромным, словно собор.
Алиса вдохнула и – неуверенно постучала. В этот момент ей показалось, что лучше было остаться в лесу одной. Безопаснее, по крайней мере. Хотя, как посмотреть, вдруг солдаты прочесывали бы лес и нашли ее, такую легкую добычу, спящую.
Дверь открыла служанка и без лишних расспросов отвела девушку к хозяину.

http://funkyimg.com/i/25Cfd.gif

+1

3

Томас смотрел на деятельность повстанцев сквозь пальцы, больше посмеиваясь над их безуспешными попытками пойти против Красной королевы. Что они могут? В действительно ничего, но наивные создания верят в обратное, и своими действиями только усложняли себе жизнь, давая повод Бармаглоту сжигать их селения, оставляя пепелище и гору трупов, а после винят в своих бедах королеву. Если бы они только успокоились, о них бы просто забыли, но они словно помешались на пророчестве и верят в то, что какая-то девчонка их спасёт.
Бравный день приближался, и с его приближением деятельность повстанцев становилась всё более заметной, однако, Алисы всё ещё не было, и с каждым днём всё меньше верилось, что она появится. Да и каковы шансы у неё отнять меч у самого опасного чудовища в Стране Чудес? Томас не боялся открыто смеяться над самой мыслью, что нечто подобное возможно, а потому само проклятие никогда не воспринималось им всерьёз. Это всего лишь недоразумение, которое он развенчает при первой возможности, а пока он должен был совершить очередной рейд, чтобы разогнать предателей, если они где-то надумали собраться со своими никчёмными планами. На площади у дворца уже ожидал небольшой отряд, который должен отправиться с Томасом, но этого недостаточно. Он выпускает ещё одного опасного зверя, не думая, чтобы в этот раз обойтись своими силами.
Брандашмыг шумно вдыхает и ведёт головой, сканируя местность взглядом. Он укажет верное направление, и всаднику и его верному отряду только и остаётся, что последовать за ним.
Обследование леса было привычным занятием, а со временем наскучившим и ставшим не более, чем формальностью. Зверь рыскал по уже знакомому участку, а мужчина не сводил с него глаз, тоже не забывая прислушиваться, но всё, что слышал, это шорох грызунов, ищущих спасения от Брандашмыга. И сквозь этот шорох едва можно было разобрать голоса людей, что-то обсуждающих и словно не замечающих, что рядом с ними опасность. А зверь уже бросается в их сторону, сея панику, и крики приятно греют душу колдуну. Солдаты следуют за зверем, но тут же разбегаются, следуя за предателями, а внимание Томаса привлекает мелькнувший в тени деревьев силуэт девушки.
- Неужели Алиса? – мужчина машинально проверил трость, но, когда опустил глаза, увидел небрежно лежащий на земле свиток. Колдун спустился с лошади, поднимая его и разворачивая. – Оракулум, - проносится в сознании, когда он видит себя и девушку в доспехах и с мечом в руках. То самое пророчество, о котором уже слышал не раз, знал его наизусть, было перед ним и словно подтверждало, что жизнь дракона, цепного пса Красной королевы, может оборваться. Это невозможно!
Он не может этого допустить, а потому на оставшихся рядом солдат сыпятся команды, и отряд рассеивается в поисках преступницы. Томас не остаётся в стороне, а тоже отправляется по следу, но несколько часов поисков ни к чему не приводят. Это приводит в ярость, но он держит её под контролем, хотя желание дотла сжечь лес, чтобы выкурить Алису, достаточно велико.
Поиски продолжались, пока на страну не опустилась ночь, и только после этого солдатам было позволено отправиться ко дворцу, а Брандашмыга заперли. Ещё какое-то время было потрачено на разговор с королевой, и ей же был оставлен оракулум. Томас не видел смысла держать его при себе. Всё, что ему было нужно, он знал, и был абсолютно уверен, что от врага надо избавиться до наступления Бравного дня. Правда, было даже интересно, как простая девчонка попробует забрать меч у сильного колдуна. 
К возвращению Томаса домой, служанка уже легла спать. Он не стал её беспокоить, расположившись в гостиной на кушетке, и всё не мог выкинуть из головы мысли о пророчестве и предстоящей битвы. Он не боялся, но и забыть об это просто так не мог. Извлёк меч из трости, ставшей для опасного оружия тайником, рассматривая узор. – Может, уничтожить его? – задался вопросом, осторожно проводя по лезвию. Наверное, это стоило сделать давно, а не кому-то позволять управлять драконом, всего лишь используя клинок.
Услышав стук в дверь, Томас и не подумал вставать, лишь спрятав обратно меч. Стук повторился, но мужчина лишь недовольно скривил губы. Он не ждал гостей столь поздно, но гость, видно, был очень настойчивый. [float=right]http://s7.uploads.ru/BeazI.gif
[/float]
Появилась служанка, спешившая открыть дверь, и колдун не стал ей препятствовать, а чём пожалеет буквально через минуту, потому что служанка проведёт в дом молодую девушку. Выглядела она довольно жалко, с раной и в оборванном платье, но жалости всё это не вызывало. Бармаглот лишь окинул полным равнодушия взглядом незваную гостью.
- Не занимаюсь благотворительностью, - произнёс Томас, предугадывая просьбы о помощи, и отвернулся от девушки, устремляя взор к потолку. После напряжённого дня не хотелось даже разговаривать, не то, что помогать кому-то. Впрочем, за последним вряд ли способен кто-то к нему обратиться, и сделать это может только тот, кто совсем ничего не знает о хозяине старого дома в глуши леса, одиноко стоявшего на поляне.

+1

4

Служанка медленно вела Алису через лабиринт коридоров. Здание внутри действительно было похоже на лабиринт: коридоры то сужались, то внезапно становились широкими со множеством разветвлений. Нет, даже не так, это было похоже на чью-то пещеру. Алиса читала много сказок и хорошо знала, что в подобных живут чудовища. Об этом рассказывали как книги с картинками, так и без.
Девушка не могла представить, что ей делать дальше. После того, как она постучала в дверь, все мысли куда-то испарились, а план, которого и так не существовало, не хотел придумываться. Что ей сейчас сказать? «Извините, можно я здесь переночую, а то меня схватят карточные солдаты и отведут к Красной Королеве, которой я из-за пророчества не угодила»?
И лучшее, что придумала Алиса – молчать, пока дело не дойдет до крайности. Алиса расправила плечи и со всей гордостью, на которую сейчас была способна, шагнула в гостиную, до которой ее проводила служанка.
«Нет, лучше все-таки не молчать, а начать диалог первой», - подумала девушка, остановившись почти у дверей. Ей было неудобно, что она потревожила покой хозяина, но лучше побыть наглой с виду, чем к утру сидеть в темнице Королевы.
Хозяин даже не захотел знать, кто пришел к нему с визитом. Если, конечно, это можно было назвать таковым. Он не поднялся с кушетки, на которой лежал, и не поприветствовал даму должным образом, как того требовали манеры. В Англии такое считалось дерзостью, но в Стране Чудес творился такой беспорядок, что, кто знает, может, у этих безумцев здесь так принято – общаться с гостем в лежачем положении.
«Так, «Здравствуйте, меня зовут Алиса. Извините, пожалуйста, очень невежливо было появляться перед Вами в таком виде и в такое время суток… но Вы тоже ведете себя невежливо по отношению ко мне, можете встать или хотя бы приподняться, чтобы я не разговаривала с вашими пятками»… Нет, что ты говоришь! Давай сначала. «Здравствуйте меня зовут Алиса, и…»
Алисе казалось, что в данный момент она размышляла очень быстро, но в действительности повисла неловкая пауза на несколько секунд. Поэтому, не успела девушка додумать свою речь до конца, как мужчина громко произнес:
- Не занимаюсь благотворительностью, - окинул Алису взглядом и отвернулся.

http://funkyimg.com/i/25EEj.gif

Алиса в растерянности открыла рот, потому что к такому развитию событий она явно была не готова. Перед ним стояла измученная девушка, голодная, причем с раной на руке, а он коротко и ясно дал понять, что не намерен никого принимать у себя в доме. Алиса, во всем искавшая благородство, даже в подобных людях, сейчас была оскорблена до глубины души. Состояние внешнего и душевного вида сейчас явно не было на стороне Алисы, которая готова была сейчас расплакаться от навалившихся на нее проблем.

Девушка глубоко вдохнула, чтобы не сорваться, молча развернулась и вышла из гостиной. Но как только она прошла мимо служанки в один из темных коридоров дома, ее словно ударило: как он смеет так обращаться с девушкой?
Алиса резко развернулась и снова направилась в гостиную. Глаза были влажными и уже немного покрасневшими, но она не могла просто смолчать на такую дерзость.
Войдя в гостиную, она уверенным шагом прошла к спальному месту мужчины, чтобы он видел ее и не мог отвернуться.
- Как Вам не стыдно! – возмущенно произнесла она, нависая над хозяином дома и чуть ли не прожигая его взглядом. – Вы джентльмен или кто? Вас в детстве не учили манерам? Так я могу, сэр, с Вашего позволения, научить сейчас: во-первых, когда в комнату входит дама, джентльменам подобает встать; во-вторых, если дама не в самом лучшем состоянии, джентльмен незамедлительно ей поможет; и, в-третьих, всего доброго, мне уже не требуется от Вас никакая помощь. Извините за столь поздний визит, - Алиса сделала реверанс, развернулась и теперь уже со спокойной совестью направилась к выходу из гостиной. Но из-за переизбытка эмоций у нее закружилась голова, колени подкосились и она рухнула на пол рядом с дверью, потеряв сознание.

+1

5

Когда привыкаешь к чему-то определённому, сложно переступить через себя и нарушить уже давно устоявшееся правило. А Томас привык чувствовать себя королём, хоть им и не являлся, но это ведь не так важно, потому что все боятся, все знают, насколько опасен, и никто бы не стал повышать голос на колдуна, верно служащего кровавой королеве. Привык наслаждаться этим чувством превосходства над остальными, что не имеет значения, кто перед ним, будь то леди или солдат, или крестьянин – они все стояли на одном уровне, и никто не удостаивался особого отношения. Да и могла ли какая-то оборванная девушка заставить Томаса повести себя иначе, чем ей довелось увидеть?
Она ушла, и не было мысли, что она вернётся, но вот она возвращается, обрушивая на хозяина дома целую лекцию о том, как должен вести себя джентльмен, и смотрит на него гневно, надеясь пробудить совесть, видно, совершенно не зная, что совесть он давно похоронил со многими другими положительными качествами, которыми когда-то обладал. Но те времена остались далеко позади, и Бармаглота скорее можно было назвать бессердечным, чем совестливым, и уж никак до последнего не достучалась бы бедная раненая девушка, только зря сотрясавшая воздух, выглядевшая довольно забавно в своём гневе.
Томас встретил её гневную тираду совершенно спокойно, оставаясь в прежнем положении, но некоторый интерес она всё же пробудила своим безрассудным поступком. Пожалуй, именно так, в её поступке было безрассудство, и осталось только гадать, что вынудило её обратиться к чудовищу, а после потерять чувство самосохранения. Загадка, не иначе, и эту загадку захотелось разгадать, а потому в момент, когда шевельнулась рука и девушка должна была упасть замертво, она закончила говорить и с ней ничего не случилось, а Томас поднялся, принимая сидячее положение, но гостья это уже не видела, направляясь к выходу.
- Постой, - окрикнул её мужчина, но сомнительно, что просьба достигла ушей разозлённой девушки, так как она внезапно упала. Свидетелем этого падения стал не только Томас, но и служанка, прибежавшая на громкий голос гостьи, и тут же начались причитания, на которые колдун закатил глаза, не видя в сложившейся ситуации ничего серьёзного. Умерла так умерла, его это не трогало.
- Она жива, просто потеряла сознание, - сообщила служанка, нахмурившись. Её не устраивало отношение хозяина к людям, и она не скрывала это, иногда позволяя себе высказываться. Томас привык к ней, потому и позволял, осаждая лишь тогда, когда женщина перегибала палку. Но сейчас недовольство она выражала молча, больше беспокоясь за несчастное бедное создание, так неудачно развалившееся на полу.
- Вы не хотите помочь? – обратилась служанка к Томасу, сидящему на кушетке и как раз-таки не думавшему оказывать какую-либо помощь. В конце концов, рано или поздно придёт в себя, встанет и всё-таки уйдёт, что его вполне бы устроило.
- Впустила в дом проблему, так и занималась бы ей сама, - прозвучало несколько резко, и колдун шумно выдохнул, откинувшись на спинку. Ему хватало того, что Алиса появилась в Стране Чудес, а теперь ещё какая-то девчонка появилась в его доме, позволяет себе говорить то, что думает и падает в обморок, рассчитывая остаться безнаказанной. Ну нет, так не пойдёт. Пожалуй, стоило бы её наказать, а сначала выпытать, что ей понадобилось от Бармаглота.
Томас переместил девушку на кушетку с помощью магии, предварительно поднявшись, освобождая место, а в руке появилась нюхательная соль, которую он поднёс к носу незнакомки и удерживал, пока она не сыграла нужной роли.
- Не спешите вставать, леди, уверен, у вас всё ещё кружится голова. Не хотелось бы наблюдать ваше падение ещё раз, - произнесено было насмешливо, чего даже не попытался скрыть, теперь уже сам нависая над девушкой, опираясь на трость. Но, пожалуй, его гнев был страшнее гнева незнакомки, а потому насмешка довольно быстро исчезла, а на лицо маской легла жёсткость. – Я прощу вас за столь поздний визит, если вы мне расскажите, кто вы и зачем пожаловали, - о какой-либо любезности снова не могло быть и речи. Томас злился, что какая-то девчонка позволила себе в чём-то его упрекать, а потому своё недовольство по поводу ночного визита он не собирался скрывать. И если гостью что-то не устраивало, он с радостью вышвырнет её из дома. Да как она вообще нашла его? Дом для того и построен в глуши, чтобы не являлись все подряд, а была возможность наслаждаться тишиной и покоем, а не иметь дело с неуравновешенными особами.

Отредактировано Thomas Fleming (22 декабря, 2015г. 08:18:47)

+1

6

http://funkyimg.com/i/25RGH.gif

Словно сквозь пелену сна Алиса слышала отрывки диалога хозяина и служанки на фоне различных картинок темного и страшного леса, из которого недавно пришла. Хозяин дома переместил девушку на кушетку, на которой до сего момента располагался сам. Подол платья, порванный и грязный, сразу же испачкал светлые простыни и покрывало, и с него осыпались листья.

Темный лес из сновидения начал светлеть. Алиса поморщилась от резкого запаха соли и медленно открыла глаза. Над ней склонился тот наглый мужчина, которому она несколько секунд назад высказала столько негатива.
- Не спешите вставать, леди, - промолвил он, усмехнувшись. - Уверен, у вас всё ещё кружится голова. Не хотелось бы наблюдать ваше падение ещё раз.
Алиса не оценила его сарказма, потому что еще не до конца пришла в себя. Она медленно положила ладонь на лоб и попыталась тем самым замедлить головокружение, и это у нее получилось.
Наконец-то девушка посмотрела на хозяина дома, который так «любезно» ей помог. Даже не посмотрела, а уставилась, разглядывая его с ног до головы. Неприлично было пялиться на незнакомых людей, но сейчас он повел себя более-менее, как она ему советовала. И это ей понравилось, пусть даже в его словах и слышалась резкость. Человек переступил через себя – это ли не удивительно?.. Но после следующей фразы хозяин вновь стал тем, с кем Алиса столкнулась, войдя в эту комнату.
- Я прощу вас за столь поздний визит, если вы мне расскажите, кто вы и зачем пожаловали.
- Я собиралась представиться и все рассказать, но Вы меня грубо перебили, - девушка села на кровати и свесила ноги, подняв лицо к хозяину дома. – Меня зовут Алиса, - глядя на то, как изменилось лицо мужчины, девушка прикусила губу. Не очень хорошая идея – говорить правду, когда тебя разыскивают карточные солдаты. Но Алиса была из тех, кто не любил врать и не умел потом выкручиваться из опасных ситуаций, но нужно было срочно спасать положение, и выхода не оставалось. – Я живу в городе, что к югу отсюда. Мы с друзьями решили поспорить, кто зайдет в этот лес дальше всех. В итоге я потерялась и пробродила до вечера, пока не увидела Ваш дом. Зато я, наверное, выиграла в этом споре, - Алиса виновато опустила голову.

Интересно, это была убедительная история? Если подумать, то в любой стране, будь то даже Страна Чудес, есть города и поселения, и какой-нибудь из них точно будет к югу от того места, где ты находишься. Алиса теперь даже не знала, как поступит незнакомец, поэтому не стала спрашивать ничего о нем. И о решении, которое он примет.

http://funkyimg.com/i/25RGJ.gif

Как можно было так бездумно назвать свое имя, когда она только что узнала о пророчестве и о своей судьбе – стать воином и спасти Страну Чудес. Вряд ли ей поверят, что она не хочет этого делать, а мечтает вернуться домой после всего лишь одного дня, проведенного здесь. Такое страшное место она точно не хотела пытаться спасти, несмотря на то, что много лет назад кто-то сумасшедший нарисовал магией странные иллюстрации, которые изображали девушку и дракона, сошедшихся в схватке.

+1

7

За время своего существования, Томас повидал много людей. У все были свои особенности: некоторые вызывали интерес, некоторые отвращение, а некоторые казались смехотворными, но что же касается женщин, их никогда нельзя было понять, как и эту милую девушку, что несколько минут назад ворвалась в его маленький мирок, нарушила покой, повысила голос всего лишь за то, что он встретил её не так, как подобает, а после, когда он проявляет заботу, впрочем, заботой это назвать сложно, идёт против его просьбы. Или, может, она притворилась и на самом деле не теряла сознание? Тогда она хорошее актриса, но своей игрой делает себе только хуже.
Томас не стал комментировать нежелание девушки оставаться в лежачем положении. Раз она чувствует себя хорошо, можно свободно выставить её за дверь, если бы только его не интересовал вопрос, что ей надо от него. Он отступил на шаг назад, увеличивая пространство между ним и гостьей, но трость всё ещё была в его руках, и он опирался на неё, словно без неё упадёт. И, наверное, всё е хорошо, что он не выпускал её из рук, потому что, когда девушка представилась, ему понадобилось всё самообладание, чтобы удивление не было таким явным. Впрочем, его реакция вряд ли осталась незамеченной.
- Неужели та самая Алиса? – с трудом верил в удачу колдун. Он пол дня потратил на то, чтобы её найти, а она бездумно приходит в его дом. Неужели ей ничего не рассказали о пророчестве? Как глупо! В это не верилось, но в тоже время не может его враг поступать так наивно, чтобы прийти в дом чудовищу. Не имея при себе оружия, она обречена на смерть. Или она что-то знает? Палец стукнул по трости, но тут же замер. Она не может знать. Даже королева не знает, что меч пропал, так откуда знать повстанцам?
- Боже, вы несомненно выиграли спор! – воскликнула служанка, чем вернула хозяина дома к реальности. Спор? О чём она? Пришлось поднапрячься, чтобы вспомнить, что говорила девушка, и её объяснение должно было развеять подозрения, но этого не случилось. Он не верил, что она забрела случайно. Город к югу находился далеко, меньше дня пути, но всё же опасно одной девушке заходить так далеко. Ночью лес опасен, а она зашла в такую глушь, откуда не многие вышли. И сгинули не по вине обитателя дома, а потому, что лес опасен ночью. 
- Да, выиграли, - задумчиво протянул Томас, вытягиваясь и не сводя пристального взгляда с Алисы. – Или проиграла, - добавил он мысленно, не собираясь пугать девушку. Та это Алиса или нет, он не отпустит, пока не узнает точно, но то, что она стала пленницей, он не спешил ей сообщать. Служанка, находясь за спиной гостьи, неодобрительно смотрела на хозяина, без труда разгадав его замысел, но поймав предостерегающий взгляд Томаса, поспешила удалиться. Так-то лучше, никто не станет мешать планам дракона, а он уже расставлял ловушки для своей жертвы.
- Забавно получается, - не весело усмехнулся Томас, присаживаясь в кресло. – Вы предлагали поучить манерам меня, но вас, видимо, не научили, что юной особе, вроде вас, опасно гулять одной по лесу. И насколько опасно, могу объяснить доходчиво, выставив вас за дверь. И поверьте, совесть не станет упрекать меня за подобный поступок, - мужчина замолчал, выдерживая недолгую паузу, наблюдая за реакцией Алисы на его слова, а затем продолжил. - Но не стану этого делать, потому что, в отличие от вас, юная леди, у меня нет желания чему-то вас учить, а потому побудете моей гостьей, пока я не отведу обратно вас в город.
Обещание, которое сомнительно, что будет исполнено. Если это окажется та самая Алиса, он погибнет, а если не та, то её жизнь тоже не будет представлять никакой ценности, а потому можно будет убить, а не вести в город. И свои планы он скрывает за желанием помочь, обезопасить жизнь девушки.
- Вас устраивает подобное решение или предпочитаете путешествовать одна? Забыл добавить, что отвести вас смогу только через несколько дней, - как бы он не хотел оставаться серьёзным, скрыть проявление характера не получалось. Как бы то ни было, а ему неприятно, что некоторое время дом придётся делить с неизвестной девчонкой, которая может оказаться врагом, и она так близко к мечу, что следить придётся за ним тщательнее.

+1

8

- Боже, вы несомненно выиграли спор! – Алиса улыбнулась ей. Девушка была благодарна, что служанка поддерживает диалог, иначе бы он стал еще напряженнее. Но куда еще? Казалось бы, что хозяин более-менее начинал проявлять снисходительность, но все это было обманчиво: как говорится, из огня да в полымя.
- Да, выиграли, - теперь пришла очередь мужчины прожигать Алису взглядом. Но она подняла голову и в ответ тоже посмотрела на него, давая понять, что она – открытая книга, и ничего не боится. О, это было не так, но девушка старалась не выдавать себя. Она боялась. Боялась очень сильно – леса, этого дома, Страну Чудес в общем, но понимала, что этот сон реален, и что если она хочет выбраться отсюда, нужно думать. Думать правильно и последовательно, как сбежать из этой Страны обратно домой. И ей нужно было найти того, кто привел ее сюда – Белого Кролика.
«Точно, Алиса, - подумала она и улыбнулась еще шире. – Он сможет помочь. Если Кролик создал нору сюда, то сможет и обратно».
Это был действительно хороший план, если не учитывать то, что думал на ее счет хозяин дома. У него были совершенно другие планы, о которых Алиса даже не узнает за все время пребывания здесь. Ее просьба переночевать превратится в несколько дней, которые ей так любезно предложат.
- Забавно получается. Вы предлагали поучить манерам меня, но вас, видимо, не научили, что юной особе, вроде вас, опасно гулять одной по лесу, - с укором произнес мужчина, на что Алиса только пожала плечами – дело чести, даже для дамы. - И насколько опасно, могу объяснить доходчиво, выставив вас за дверь. И поверьте, совесть не станет упрекать меня за подобный поступок.
Алиса промолчала, хотя язык так и чесался сказать что-то в ответ. Вроде того, что она выплеснула ему, войдя в эту комнату во второй раз. Но как ее слова сподвигли мужчину встать с кушетки и уступить место ей, так легко могли изменить решение и, как он сказал, выставить за дверь в такое позднее время суток. Из его слов и интонации Алиса поняла, что лес действительно опасен, особенно – ночью. Так что она сделала правильный выбор, придя сюда, пусть даже и попав к такому грубому джентльмену.
Мужчина ждал реакции Алисы, но она упорно продолжала молчать и смотреть на него в ответ, ожидая продолжения его слов и, наконец, принятия решения. Унижаться и просить остаться ей не хотелось, к тому же, было очевидно, что это бы не помогло.
- Но не стану этого делать, - у Алисы прямо груз упал с сердца, - потому что, в отличие от вас, юная леди, у меня нет желания чему-то вас учить, а потому побудете моей гостьей, пока я не отведу обратно вас в город, - Алиса потупила взгляд, поняв, что нарвалась на свою же ложь во спасение. - Вас устраивает подобное решение или предпочитаете путешествовать одна? Забыл добавить, что отвести вас смогу только через несколько дней, - девушка закивала, одобряя первый вариант. Она ведь заблудилась, по легенде, ей нужно было показать верное местоположение деревни, вывести из леса. А в деревне, возможно, она узнает, где искать Белого Кролика.
Итак, Алиса выиграла! Она остается здесь, в этом безопасном и защищенном месте, собирается с духом и идет на поиски своего проводника. Чтобы придумать точный план действий, у нее есть несколько дней. Когда мужчина будет провожать ее «домой», она придумает что-то еще, надеюсь, что убедительнее прежнего, и нигде не проговорится.
Но что-то в решении хозяина дома настораживало ее. Алиса, конечно, была безумно рада, что ей позволили остаться, но как-то слишком резко мужчина передумал. Может, слова Алисы действительно подействовали на него, и ему стало стыдно? Хотелось бы верить, очень бы хотелось…

- Следуйте за мной, мисс, - обратилась к ней служанка, давая понять, что отведет ее в комнату для гостей. Алиса встала, поклонилась хозяину дома в знак прощания и направилась за ней, слушая на ходу, что служанка собирается накормить ее и предоставить ванную в ее распоряжение. А, может, она хотела ее поскорее увести отсюда, чтобы избежать дальнейших расспросов. Алиса была благодарна ей за это, понимая, что в любой момент могла раскрыть себя, что ей не нужно.
- Доброй ночи, - промолвила она, задержавшись в дверях и обращаясь к хозяину дома. – И спасибо Вам, - после этого ее тень пропала в лабиринте темных коридоров.

http://funkyimg.com/i/25SA1.gif

+1

9

Два дня, два чёртовых дня они ищут Алису, но та как сквозь землю провалилась. Никаких следов, и пойманные повстанцы ничего не говорят даже под угрозой лишиться головы. Они её и лишились, и попытка хоть как-то оправдаться, скрыть нежелание говорить за незнанием, их не спасло. Им никто не верил. Они знали, но скрывали, надеясь, что девчонка убьёт чудовище, а чудовище всё больше приходило в ярость, мечтая свернуть шею любому, кто попробует скрыть от него местонахождение Алисы.
В его доме живёт Алиса, возможно, та самая, которую он так отчаянно пытается найти, а, может, и не та. По её рассказам выходило, что не та, да и всё больше узнавая её, не верилось, что она способна кого-то убить. Во всяком случае, не дракона. Слабая и добрая, и всё больше кажется, что служанка привязывается к девушке, игнорируя недовольство хозяина подобным фактом. От неё рано или поздно придётся избавиться и не хотелось бы, чтобы кто-то мешал или после утирал слёзы. Женщина, казалось бы, привыкшая ко всему, всё меньше не хотела отдавать на смерть юное создание, появившееся в доме. – Как бы не рассказала всю правду, - промелькнула мысль, пока стоял в раздумьях у окна во дворце.
Он скрывал от гостьи то, кем является, не показывая ни намёка на магию, на живущее в нём чудовище, ведя себя так, будто он обычный отшельник, избегающий толпы и шума городов. Где-то в глубине души ему даже нравилось, что появилась та, кто его не боится. Ему нравилось, что он может разговаривать с Алисой на равных и слушать её несогласие с его мнением, не видя испуга. Все видели в нём чудовище, а кого видела в нём она? Кажется, сегодня утром хотел задать ей этот вопрос, но умолчал, поспешив уехать, пока не сболтнул чего лишнего. Если она действительно не знает, в чьём доме оказалась, пусть это будет тайной, а если же делает вид, что ей ничего неизвестно, избавиться от неё будет одно удовольствие. Но если это игра, тогда она прекрасная актриса, сумевшая за два дня ни разу себя не выдать. Загадка, ответ в которой так и не найден, и это угнетало. Всё было проще, пока Алисы не было в королевстве, и Бравный день был всего лишь одним из многих дней, которые предстояло ещё прожить. Но появилась Алиса, девушка из пророчества, и привычный мир, наполненный спокойствием, превратился в хаос и погоню за призраком, которая нравилась всё меньше от того, что призрак становился недосягаем.
Томас покинул дворец в невесёлом расположении духа, задумчивый и, конечно, в его планах, не было посещать балы, когда его волновало что-то важнее танцев и еды. Его остановили, когда лошадь уже двинулась, и молодая фрейлина, не забывая стрелять глазками, вручила приглашение. Мужчина принял его, но над поведением фрейлины только мысленно посмеялся.  Хорошенькая, но, если она думает, что может заполучить дракона в свои сети, сильно ошибается.
- Вижу Алису так и не поймали, - встретила служанка Томаса в коридоре, выглядывая с кухни. Судя по запаху, готовила что-то особенное, и что-то подсказывало, что не в честь возращения хозяина. Неужели Алиса постепенно становится членом семьи? Эта привязанность могла испортить все планы, а из-за какой-то девчонке не хотелось избавляться ещё и от любимой служанки.
- А ты, как я посмотрю, этому раду,- недовольно буркнул мужчина, всё ещё пребывая в плохом расположении из-за неудачи с Алисой. Не могла же она действительно исчезнуть? Когда-нибудь объявится, и тогда не сносить ей головы, в этом был Томас абсолютно уверен.
- Рада. Девочка не заслуживает смерти, - не смогла промолчать и в этот раз женщина, не скрывая, что действительно рада тому, как всё складывается. И видя эту радость, пропало всякое желание оставаться вечером доме. Лучше провести его на балу, в обществе прекрасных дам, чем ворчливой старушки, не способной поддержать своего хозяина.
- Я вечером на бал, - сквозь зубы произнёс колдун, взглядом прожигая служанку. Её искренность иногда раздражала, особенно, когда проявлялась вот в такие моменты, когда и без того убивать хочется, а она увеличивает это желание многократно, не умея промолчать вовремя.
Собирался пройти к себе, но увидев Алису в гостиной, притормозил, а взгляд смягчился. Оставив у себя в доме девушку, он позаботился и о том, чтобы она выглядела соответствующе, поэтому и платье было на ней не то, в котором она пришла, а новое и превращающее её в настоящую леди.
- Ещё не появилось желание сбежать отсюда? – спросил он, проходя в гостиную, оставив на комоде приглашение. Тон уже был не такой резкий, как минутой раньше, и, казалось, что недавние неудачи его больше не трогают. Он снова запирал эмоции на замок, показывая лишь то, что необходимо видеть другим.

Отредактировано Thomas Fleming (28 декабря, 2015г. 12:45:11)

+1

10

Скажите, вы бы хотели, чтобы ваша заветная страна, где волшебство – это привычное дело, где добро всегда побеждает зло, а приключения не обходят вас стороной, приглашая отправиться на подвиги, – была настоящей? Сейчас, конечно, все закричат единогласно «Да!». Если бы Алиса оказалось в их числе, она бы тоже согласилась. Даже, наверное, говорила бы громче всех, что ее страна – выдуманная страна – самая лучшая. Самая добрая, чудная и веселая.
«Это неправда», - мысленно ответила она и подошла к окну. Вид на темный лес был по-своему прекрасным, но как только девушка вспоминала о своем «приключении» через него, когда спасалась от карточных солдат, лес становился ей отвратителен.
Страна Чудес. Пока она не увидела ни оного чуда, кроме как огромного чудовища, поранившего ее предплечье. Рана все еще давала о себе знать и немного кровоточила, но добрая служанка Томаса всегда помогала Алисе ее перевязать.
Томас – именно так звали хозяина этого дома, который расположился в глубине леса. Сейчас, когда Алиса узнала его получше и уже могла нормально с ним разговаривать, а не кричать от усталости, мужчина казался ей не таким монстром, каким представлялся в первые минуты знакомства.
Уже два дня девушка была гостьей в доме, пока Томас занимался своими делами, о которых не рассказывал. Алиса всегда задавала простые вопросы, которые ее интересовали и, в принципе, были уместны, но Томас уходил от ответа, оставляя ей в няньки свою служанку. С нянькой, как ни странно, Алиса быстро нашла общий язык – это оказалась чудесная женщина, которая рассказала ей о Стране Чудес. Конечно, по своей легенде Алиса жила в южном городе и должна была отлично знать это место, но она аккуратно узнавала все больше и больше информации. Страной Чудес правила Красная Королева – это безумные повстанцы уже успели сообщить Алисе перед нападением карточных солдат. Служанка была предана этой женщине, хоть и не одобряла многие ее действия. Было опасно задавать много вопросов о знатной персоне, поэтому девушка переключилась на Белого Кролика. Ведь именно Кролик имел возможность вернуть ее домой.
Белый Кролик – юноша с магическими способностями, который постоянно вертится вокруг всех и куда-то спешит. По словам служанки, его можно найти там, где люди постоянно опаздывают. Эта загадка не давала Алисе покоя, она хотела простого решения проблем, а не разгадывания тайн.
Алиса оставила служанку, которой во время всех этих разговоров помогала готовить черничный пирог, и направилась в гостиную. Еще пара дней, и Алиса покинет этот дом. С одной стороны, ей безумно этого хотелось. Она собралась с мыслями и решила, что будет делать дальше, а не безумно бегала по лесу в ободранном платье и с листвой в волосах. Но с другой, девушке не хотелось расставаться с новыми друзьями. Томас казался, по ее мнению, временами ворчливым и угрюмым, но это не мешало ему быть прекрасным и интересным собеседником. Алиса столько рассказывала ему о «южном городе», за своими словами представляя Англию и свою жизнь в ней. Девушка не боялась показаться смешной и позволяла себе много смеяться, потому что в компании с Томасом невозможно было этого не делать. Серьезным всегда противостоят несерьезные, которые пытаются их растормошить.
Время близилось к вечеру. Солнце с каждой минутой все больше скрывалось за темным лесом.
Алиса пыталась читать книгу, слова в которой были перепутаны, что соответствовало Стране Чудес. Девушка только понимала, что был какой-то большой кот, умеющий проникать в сны и приглашать всех на бал.
«Нелепица», - подумала Алиса и, улыбнувшись, принялась читать дальше.

http://funkyimg.com/i/26frt.gif

- Ещё не появилось желание сбежать отсюда? – Томас, только что вернувшийся со своих дел, прошел в гостиную. Алиса встала, приветствуя его. На секунду она испугалась, что до него дошла правдивая информация по поводу «той самой Алисы», но когда девушка увидела приглашение на комоде, страх отступил. Вместо этого она взяла приглашение и пробежалась взглядом по тексту.
- Сбежать на бал? – все же стоило уточнить, да? – То есть, для меня будет честью побывать на таком мероприятии. В моем городе их устраивал знатный барон, но они были такие скучные и правильные, что дотошные тетушки постоянно заставляли меня ходить по залу, а не стоять в стороне и спокойно пить пунш. И надо было перед всеми вертеться, - Алиса задумчиво сверлила взглядом приглашение, вспоминая приемы в Англии и то, как она хотела с них сбежать каждый раз, когда к ней приводили потенциальных женихов.

+1

11

Томас не раз замечал у девушек особенность слышать то, что они хотят, и каждый раз это как раздражало, так и вызывало улыбку. И сложнее всего, определить, как к этому относиться: свернуть тонкую шейку или похвалить. Он бы предпочёл первое, но сам пользовался подобным приёмом, и забавно было, когда его используют другие.
Его вопрос не нёс никакого подтекста и тем более не служил приглашением на бал, а думал о том, что девушке, может, стало скучно или служанка рассказывала страшные байки и теперь Алиса мечтает скорее оказаться дома. Но девушка не растерялась, соединив вопрос и приглашение, рассказывая о балах в родном городе, а колдун не перебивал, слушая её, лишь удивлённо изогнув бровь. Если она из того самого города, о котором думал он, то там не должно быть никого из знати. Но был и другой городок, что находился не далеко от первого, где жил старый герцог, ушедший на покой, подальше от королевского двора, и слухи о приёмах, проходивших в его доме, иногда достигали стен дворца, в том числе доходили и до Бармаглота. Но бывать у герцога никогда не приходилось. Впрочем, Томас посещал далеко не все балы. Ему было скучно, и даже флирт с девушками не приносил особого удовольствия, хотя своя прелесть виделась в том, как матери и тётушки оберегали от него своих дочерей. Для них он был всего лишь чудовищем в облике человека.
- Балы все скучные. И это бал-маскарад, - уточнил он, выдёргивая из рук девушки приглашение и возвращая его на комод. – И я не собирался приглашать тебя, - плохое настроение всё ещё никуда не делось и даже приятно было разрушить иллюзии девушки, возомнившей, что в этот вечер она может оказаться в высшем обществе. Не наивно ли?
Он позволил ей остаться в своём доме, но не обещал нянчится с ней и водить на балы, знакомя со своим миром. Он не видел в этом необходимости, оставляя с ней служанку. Знала бы она, что он мог отвести её домой в любое время, но специально тянет…
Томас едва ли верил в её историю, сомневаясь в каждом слове, не находя в себе силы отказаться от подозрений. Она – Алиса, а это слишком мешало относиться к ней, как к обычной девушке, как бы он ни пытался. И если два дня он пытался казаться джентльменом, то после ряда неудач хотелось остаться наедине с собой или уже вытрясти из Алисы её настоящую историю, а не выдуманную, которой, она, возможно, его «кормит». Или это правда, и тогда он только зря тратит своё время.
От всех этих мыслей голова шла кругом, и было странно, что он – могущественный колдун, не может найти ответ на столь простой вопрос. Смешно и нелогично, и совсем не в его стиле. Если не получается мирно, он привык брать силой, а сейчас стоит перед девушкой, сверлит её взглядом, но ничего не предпринимает. 
Послышался грохот с кухни, видимо, служанка что-то уронила. Томас нахмурил брови, поняв, что слишком засмотрелся на девушку. Просить прощения он и не подумал, но и не тронулся с места, облокачиваясь на комод, переводя взгляд на семейный портрет. Это была не его семья, но вспомнил, что Алиса ничего не рассказывала ему о своей семье, а если верить ей, они не из крестьян.
- Это не скромный бал в деревне, это приём едва ли не с королевским размахом. Сомневаюсь, что ты видела нечто подобное, - заговорил колдун снова. Он не спешил собираться на бал, время у него ещё было, а дочь графа, вручившая ему приглашение и хозяйка бала, может подождать.  – А танцы... Не хотелось бы, чтобы ты оттоптала кому-нибудь ноги, - насмешливо добавил он, вновь поворачиваясь к девушке. Но с другой стороны это будет даже забавно. И кто знает, может там она отступится и тогда у него будет больше оснований думать, что перед ним та самая Алиса, которую он безуспешно пытается найти.
- Я позволю тебе пойти на бал, если подаришь мне один танец, - улыбнулся Томас, протягивая руку девушке. А почему нет? Проверить, насколько хорошо она танцует, а там можно подумать о том, чтобы взять ее с собой. Скрасит скучный вечер и отгонит хозяйку вечера, что последнее время сводила с ума своей назойливостью, в то время как родители старались наоборот держать ее подальше от Томаса. Вот только юная леди не спешила слушаться старших. Начитавших книг, она отчего-то решила, что связать свою жизнь с драконом очень романтично. Знала бы она, насколько Томас ненавидит романтику...

+1

12

Как уже было сказано, Алиса понемногу начинала узнавать Томаса. Первое впечатление о нем было ужасным: жестокий грубиян, который плевал на всех и заботился только о своем «я». Но сейчас это впечатление разбавлялось некоторым вниманием с его стороны, беседами обо всем, что можно было придумать, и продолжительными переглядываниями. Если бы Томас действительно был человеком, которого сначала увидела Алиса, он бы не проводил с ней время и не пытался заводить разговоры.
Опять же, здесь были подводные камни, которые заключались в ее истории. Сама напортачила – назвала себя Алисой, когда все вокруг ищут названного Бравного Воина. Если мужчина был в курсе всех событий – а Алиса предполагала, что так оно и было, - то его внимание оправдано. Тогда он хитрец, который хотел вывести Алису на чистую воду.
Но Алису, за пару дней успевшую привыкнуть к частой смене настроения Томаса, не так просто было расколоть. Не теперь, когда Страна Чудес изменила ее мир. Если она хотела выжить, то она будет Алисой из южного городка, которая заблудилась в лесу из-за дурацкого спора и наткнулась на дом неприветливого человека.
Мужчина выдернул из рук Алисы приглашение, которое она разглядывала, и положил обратно на комод, а после пояснил, что не собирался ее приглашать. Но девушка едва сдержалась, чтобы не рассмеяться. Чем больше Томас пытался ее задеть, тем больше она видела в этом что-то смешное. Только что он предлагал сбежать ей из дома, а теперь говорит, что никуда не собирается ее приглашать. Все это было настолько двусмысленно, что вызывало смех.
Алиса поднесла кулачок к губам и скрыла улыбку. В это время мужчина облокотился на комод и проскользнул взглядом по семейному портрету. Алиса последовала его примеру и медленно подошла к портрету, подняв голову. Лица у всех членов семьи были мрачные, словно у сказочных злодеев, которых обычно изображали на иллюстрациях в книгах.
- Это не скромный бал в деревне, это приём едва ли не с королевским размахом. Сомневаюсь, что ты видела нечто подобное, - сказал мужчина, заставив Алису обернуться. Она не знала, как проводят балы в Стране Чудес, но в Англии ей приходилось бывать только на роскошных приемах, куда насильно тянули ее родственники. - А танцы... Не хотелось бы, чтобы ты оттоптала кому-нибудь ноги, - Алиса чувствовала насмешливость в его голосе. Мужчина повернулся к ней, встретив ее взгляд, который не был злым и обиженным, как ему, наверное, хотелось.
То, чему научилась Алиса, разговаривая вечерами с Томасом, - не принимать его слова всерьез. Он хочет обидеть, как сделал это в первую встречу, но это словно защитная реакция на внешний мир. И Алиса находила это странным. Зачем говорить то, чего не чувствуешь, чего не хочешь сказать?
Вот Алиса всегда говорит то, что у нее на уме. Правда, иногда это не приносит ей пользы, но она хотя бы не держит все эмоции в себе. По крайней мере, не такие, которые нужно в определенных ситуациях – как сейчас она скрывала смех. Это было некрасиво, и если уж Томас занял роль «отвратительного» человека, Алиса не станет его перебивать и в открытую смеяться над странной гордостью.
- Я позволю тебе пойти на бал, если подаришь мне один танец.
Вот как? Алиса убрала кулачок от губ, показывая улыбку. Томас протянул ей руку, ожидая, что она возьмет ее. Но Алиса только отошла от портрета и встала перед Томасом, не обращая на руку никакого внимания.
- Мне не нужно приглашение, как Вам, потому что меня пропустят без него. Об этом всегда заботятся мои знакомые. К примеру, Абсолем, - Алиса знала от служанки, что это знатная персона, мудрец – слегка сумасшедший, дни напролет курящий любимый кальян, но в то же время уважаемый и почитаемый. – Поэтому если Вы хотите, чтобы я подарила Вам танец – просто попросите у меня это, а не вымогайте.

+1

13

У Томаса был не один повод восхищаться Алисой: умна, красива, и вела игру, в которой пока уверенно одерживала победу. Неприятное открытие, но за время знакомства она ни разу не показала, что имеет какое-то отношение к так называемому Бравному воину, за исключением имени, из-за чего всё ещё находилась в доме Бармаглота. А стоило представиться любым другим именем, и могла быть далеко от чудовища, что зорко следило за каждым её шагом. Нелепая ошибка, создавшая проблему, как Томасу, так и самой девушке.
Казалось бы, слова Томаса никак не задели Алису, что было вопреки тому, что ожидал он, и имел удовольствие лицезреть её улыбку вместо разочарования. А её слова едва не вызывают смех. Она забывает о некоторых важных обстоятельствах, из-за которых находится полностью во власти хозяина дома, и колдун не скрывает насмешливый блеск в глазах.
- Я что-то пропустил и у нас сегодня гости или сама хочешь к нему наведаться? – не скрывая иронии спрашивает Томас, прекрасно понимая, что оба варианта невозможны. Он не позволит покинуть Алисе дом ночью, а Абсолема он на порог не пустит. Так называемый мудрец, в мудрость которого с трудом верилось, обладал определённым влиянием и всегда Томасу казался угрозой. Ему не составило бы проблем собрать сторонников Белой королевы, чтобы потом приложить все силы, чтобы избавиться от Анастасии. А теперь ещё и появление Алисы даёт надежду повстанцам, что правление Красной королевы скоро закончится. Доказать причастность Абсолема к повстанцам пока не удалось, но колдун верил, что этот день когда-нибудь настанет, и он сможет самолично лишить его жизни.
- Никто никуда не пойдёт! – раздался за спиной голос служанки, умевшей появляться не вовремя. Томас закатил глаза и едва не сплюнув от досады, что женщина испортила ему всю игру, а он так хотел позлить Алиса, но проявлявшая к ней симпатию служанка умела появляться тогда, когда её совсем не ждали. – Алиса покинет дом ночью только через мой труп, - заявила она, строго смотря на Томаса. Как же его раздражал этот взгляд! Словно мать отчитывает нашкодившего ребёнка, а она даже матерью не была. Всего лишь женщина, согласившаяся заботиться о нём по непонятным причинам, в то время, как остальные боялись подходить к дому близко. А она согласилась жить с ним под одной крышей, терпеть его невыносимый характер и находила в себе силы осаждать его, когда считала, что он поступает неправильно.
- Могу это устроить, - пробормотал колдун не громко, отходя от комода и собираясь подняться к себе. На танце он не собирался настаивать, не собираясь следовать тем условиям, что ему ставила Алиса.
- С голоду помрёшь, - не растерялась служанка, улыбнувшись Алисе. Сговорились они что ли? Впрочем, Томас этого не видел, но услышал то, что служанка сказала дальше. – Мог бы проявить великодушие и пригласить девушку на бал.
Почему было не проигнорировать слова и пройти дальше? Всего два шага, и он бы скрылся в коридорах и не пришлось бы слушать дальше старуху и девчонку, что забывала, кто перед ней. Или не знала? С каждым днём в последний вариант верилось больше, но это не даёт ей права учить, как нужно приглашать на танец. Он вообще это делал… А зачем? Какая ему разница, как будет проводить скучные дни девушка, ворвавшаяся в его дом? Но позволяет себя уговорить служанке, которая в любом другом доме кого-то из придворных не имела бы права голоса, а он прислушивается.
А служанка тем временем проследовала к фортепиано, стирая с него пыль, и подняв крышку, нажала несколько клавиш. Томас знал, что она умеет играть на этом инструменте и не раз развлекала его музыкой вечерами, когда не были никаких дел. Она наигрывала его любимые мелодии, выгоняя из сознания беспокойство, что скапливалось за день, а теперь по гостиной разносилось что-то похожее на вальс, словно приглашая двух молодых людей на танец. И сопротивляться этому было невозможно.
- Хорошо, - сдался Томас, не находя достойных причин, чтобы отказать. – Но условия те же, - не преминул он отомстить он Алисе за попытку заставить его играть по её правилам. Укор в глазах служанки он проигнорировал, не сводя глаз с девушки, от которой теперь зависело пойдёт она бал в этот вечер или нет.
Он уже не пытался иронизировать, а выглядел вполне серьёзно, подходя ближе к девушке. Трость неприятно стучала по полу, нарушая приятный ритм музыки, что раздражало, и мужчина поднимает трость, переставая опираться на неё.
Он повторно протягивает руку Алисе, и, если она не примет приглашение в этот раз, он отправится один. А он ждёт, краем глаза замечая, что служанка улыбается, устраиваясь удобнее и начиная вальс заново.

+1

14

Пусть не вымогает, а просит – именно так для себя решила Алиса. Томас напоминал капризного ребенка, который делает, что хочет, и получает, что хочет. Если честно, Алиса сама была такой, но поняла, что сейчас нужно вести себя по-взрослому.
Алисе понравилась реакция Томаса, когда она заговорила про Абсолема. Значит, они сторонники одной и той же персоны, но совсем не дружны. Девушка продолжала смотреть на него, будто совершенно не замечает протянутую ей руку. Алисе казалось, что она случайно переступила тонкую грань, которая может вывести мужчину из себя. Может быть, она и вела себя гордо в данном случае, но чтобы лишь показать хозяину дома, что он не всегда волен делать, как ему вздумается.
В который раз служанка Томаса спасает девушку от его гнева. Она имела какую-то власть над человеком с ужасным характером и совершенно его не боялась. Томас слушался ее, словно мать, и почти не перечил. Алиса отметила для себя, что это выглядело довольно мило со стороны.
Томас направился к выходу из гостиной, а Алиса проследовала к окну, чтобы вновь наблюдать за темным лесом, окружавшим дом. Служанке это не понравилось, поэтому она прикрикнула на мужчину, сказав, что никто никуда не пойдет. Речь об Абсолеме была настолько нелепа, но Томас почему-то вырвал ее из диалога и ухватился, предлагая Алисе встретиться со своим хорошим знакомым, раз уж ей так угодно.
«Пусть идет, не надо заставлять», - хотела сказать вслух Алиса, но увидев, что Томас возвращается обратно в комнату, промолчала. Служанка упрекнула его в том, что он мог бы пригласить Алису на бал, раз собирается туда идти. Алиса уже слышала такое приглашение, но буквально в потребительской форме. Может быть, Томас слишком самоуверен, потому что пользуется вниманием с женской стороны. Да и Алиса могла поспорить, что будь здесь ее подруги, то сами бы предложили потанцевать, пока у Томаса от усталости не пропало желание куда-либо идти, и даже трость, которую он всегда держит под рукой, не помогла бы ему передвигаться.
Алиса знала это, потому что постоянно на светских мероприятиях ее знакомые доводили кавалеров до ужаса своей настойчивостью, а потом еще заверяли Алису, что «в наш век девушка должна сама добиваться того, чего хочет». Ну, уж нет, девушка может помогать чему-либо случиться, потому что юноши порой бывают медлительны в соображении, но делать все за них нельзя.
Служанка проследовала за фортепиано, которое располагалось в другом конце гостиной. Алиса перестала улыбаться, потому что ситуация начинала ее немного нервировать. Томаса упрекнули в невежливости, но теперь они из-за этих слов будут молча таращиться друг на друга, пока кто-нибудь не заговорит первым. Томас из-за упрямства не повторит своего предложения, а, наверное, будет ждать, пока сама девушка не извинится – не знаю, за что – и не попросит его о танце.
Как вы поняли, временами у Алисы царило целое сумасшествие в голове. Но не успела она напридумывать себе еще что-то, как услышала голос Томаса:
- Хорошо. Но условия те же.
Сейчас он выглядел серьезным, что удивило Алису. До этого она замечала в его глазах лишь насмешку и гордость. Сейчас, пусть даже он не переформулировал свой вопрос, предложение было подано в совершенно иной форме, которая была Алисе по душе.

Девушка опустила взгляд на протянутую ей ладонь. Теперь она смотрела на нее с опаской, а не с улыбкой. Он правда не шутит? Ведь его так легко задеть, а Алиса именно это и сделала несколько секунд назад.
Алиса нерешительно дала ему руку и умоляюще посмотрела на служанку, чтобы она помешала им, как всегда делала. Но вместо этого женщина застучала по клавишам, наполняя гостиную живой мелодией вальса.
Алиса повернулась обратно к Томасу, который сжал ее руку и отвел вправо, как это подобает в танце. Левую же Алиса положила ему на плечо, едва касаясь. Мельком она посмотрела ему в глаза, странное чувство, которое Алиса еще не разобрала, заставило отвести взгляд.

http://funkyimg.com/i/26iG7.gif

+1

15

Это было всего лишь приглашение на танец. Ничего не значащее приглашение, на которое девушка явно отвечала с неохотой, и от Томаса не укрывается немая просьба, обращённая к служанке, но та уже не обращала на них внимания, сосредотачиваясь на музыке, что плавно разливалась по гостиной. И в ожидании ответа, мужчина не замечает, как в душе зарождается волнение, которое никогда прежде не испытывал, приглашая девушку на вальс. Он пытается справиться с ним, думая о том, только бы не заметила Алиса, когда её ладонь ложится в его, сжимает руку девушки чуть сильнее, чем стоило бы, но это было единственное, что говорило о внутренней борьбе, происходившей в душе Томаса. Ему это не нравилось и появилось острое желание прекратить весь этот абсурдный спектакль, который сам же начал, и уйти. Но остаётся, не сводя внимательного взгляда с Алисы.
Рука ложится на спину девушки, чувствуя мягкую ткань платья, а сердце ведёт себя ещё более необъяснимо, замирая от образовавшей близости. Томасу едва удаётся не растерять всё хладнокровие, но, кажется, это же сделать не получается у Алисы и выглядит немного забавно, когда она отводит взгляд.
- Это всего лишь вальс, не стоит смущаться, - с улыбкой произносит он, пытаясь снять напряжение, но улыбка получается напряжённой, как и взгляд, в котором не было ни намёка на веселье. Оно словно осталось в прошлом, и теперь он не мог объяснить, что происходит с чудовищем, которое уже давно не испытывало ничего подобного.
Подобное волнение было, когда он первый раз признавался в любви девушке, но, бог мой, это было более ста лет назад, что он даже не уверен, тоже ли самое чувствовал или было что-то другое, а после сердце было прочно запечатано от каких-либо чувств. И его это устраивало. Он не позволял себе никаких привязанностей, думая лишь о том, что хорошо для него, о своей выгоде, но никогда о других. Ему так было проще, и он не желал усложнять свою жизнь, связывая себя с кем-то. Нет, это не для него, хотя его верное служанка не раз утверждала обратное, особенно, когда обнаружила сундук с платьями супруги Томаса, которая, к счастью колдуна, давно была мертва. К слову, она не любила этот дом и не понимала, почему его любил Томас. Он пугал её, а потому никогда не выдерживала находиться в нём более двух дней. Было даже забавно наблюдать, как она в спешке собиралась, говоря о том, что в доме есть что-то страшное, мрачное, что её пугает. Томас говорил о призраках, но это не призраки, это всего лишь эксперименты с магией, а королева так и не узнала, что вышла замуж за дракона.
Томас, чтобы отвлечься от внезапно разбушевавшейся бури в душе, прислушивается к музыке и делает первый шаг, увлекая за собой Алису. Он собирался проверять её, но кажется наступил тот момент, когда вместо проверки ему стоит думать о том, как бы самому не оступиться. Такое с ним точно было в первый раз, и он мысленно ведёт счёт, пока в какой-то момент не начинает злиться на самого себе. – Хватит! Это всего лишь вальс, а она обычная девчонка, которая скоро исчезнет из твоей жизни! – ругает он себя, а глаза непроизвольно сузились, смотря на юное создание, что кружилось вместе с ним легко и плавно, что вести её было одно удовольствие и совсем не соответствовало тому взгляду, что невольно был обращён на девушку.
Что-то бы сказать, чтобы снять напряжение, но ничего путного в голову не приходило. – Как мальчишка, - усмехнулся над собой Томас, понимая, что его поведение никак не подходит дракону, которому давно перевалило за сто.
- Не плохо. Очень не плохо, - проговорил он, теперь уже улыбнувшись без напряжение, но оно никуда не делось. – Так редко можно встретить идеальную партнёршу, что я, наверное, буду брать вас с собой на все балы, - и говоря это он не лукавил. Если в танце всё было идеально, то часто девушки досаждали разговорами и редко из них, кто действительно мог блеснуть умом, раздражая Томаса пустой болтовнёй, а потому у него всё реже возникало желание появляться на балах и ещё реже – танцевать с кем-нибудь, если только сам не захочет немного развлечений.

+1

16

Алиса чувствовала на себе внимательный взгляд Томаса. И вместо того, чтобы смотреть ответно на партнера, девушка напряженно изучала орнамент на длинной вазе, стоящей возле комода на полу. Алиса иногда слишком серьезно играет в смелую, а для ее ситуации сейчас это небезопасно. Тише воды, ниже травы – таким должен быть ее девиз, если она хочет спокойно отправиться на поиски Белого Кролика. Кто даст гарантии, что он будет на маскараде? Есть, конечно, шанс, но в Стране Чудес все непредсказуемо.
А что делает «та самая Алиса»? Раздражает хозяина дома, который впустил ее в трудный час (не без инициативы Алисы, конечно), ведет себя, как не подобает леди, иронизируя предложение потанцевать. Девушка осознавала все это, но почему-то не особо жалела о сделанном. Ум говорит ей одно, но сердце – нельзя молчать на обидные слова Томаса, а лучше просто перевести все в шутку.
Но сейчас ей было не до шуток. Если бы она согласилась сначала, то после не было бы такой неловкой ситуации, зато она бы чувствовала себя опущенной, позволяя кому-то распоряжаться ее правами и решать за нее.
Другая рука Томаса ложится на спину девушки, из-за чего она ощутила, как быстрее забилось сердце. Она волнуется? За все ее танцы на балах и приемах это произошло впервые. Обычно она была веселой и вечно болтающей, даже если к кавалеру она не испытывала никакой симпатии, то громко рассказывала ему о том, на что похожи облака или что сегодня пересчитала все розы в саду. Кавалеры были вынуждены слушать об этих странных небылицах, а Алиса разочаровывалась, что в мире нет безумных людей, и бежала обратно к своим розам.
Томас был по-своему безумен. Наверное, это заключалось в том, как он воспринимал мир – показывал ему свою жестокость, отвергал всех и каждого. Но Алиса, сама того не осознавая, старалась излечить это безумие, уверяя, что не все в мире так, как он думает. Не все будут бояться его, пусть даже если он этого очень хочет. Своими резкими словами он заинтересовывает Алису, которая любит переговариваться. Но только не сейчас, почему-то не сейчас. Где все рассказы про облака? Где шутки по поводу немыслимых слов? Алиса, которая любит чувствовать себя ребенком, сейчас была серьезна и сосредоточена.
- Это всего лишь вальс, не стоит смущаться, - сказал Томас. Алиса посмотрела на него и попыталась выдавить улыбку.
- Это ты так себя успокаиваешь? – ответила девушка, не заметив, что вместо обычного «Вы», которое она использовала в диалоге с мужчиной, она оговорилась на «ты».
Томас делает первый шаг и увлекает Алису за собой. Она – серьезная и нахмурившаяся – с каждой секундой светлела от легкости вальса. Томас вел ее, а не как в большинстве случаев – она упирала на нерешительных партнеров, указывая им темп. Хороший вальс – это быстрый вальс, он сложен, но сейчас Алиса даже не чувствовала, как перемещается по гостиной. Только сладкая музыка и взгляд, скользящий по лицу Томаса. Куда угодно, но не в глаза – глаза, словно зеркало души. Алисе страшно было показывать все волнение, которое она испытывала. Но, тем не менее, иногда она встречалась с мужчиной взглядом. И тогда ее пульс учащался.
- Не плохо. Очень не плохо, - проговорил он, заставив Алису встретиться с ним взглядом и рассмеяться – рассмеяться от возникшей радости. – Так редко можно встретить идеальную партнёршу, что я, наверное, буду брать вас с собой на все балы.
- Спасибо, приятные слова, - мягко ответила девушка, съязвить даже не захотелось, потому что что-то ей подсказывало, что Томас говорил искренне.
Алиса не знала, сколько длился их танец. Казалось, что даже после того, как они с Томасом остановились и поклонились друг другу, музыка долго еще парила в комнате, изображая тенями, которые отбрасывали предметы, их вальсирующую пару.
Алиса сама себя не понимала. То она боится, сама не знает чего, то смеется, то волнуется… В ней бушевали сотни эмоций, которые она была не в силах понять в данный момент. Служанка зааплодировала Алисе и Томасу и увела гостью, чтобы подготовить ее к балу.
- Он сказал, что это маскарад. Все будут в масках, - сказала ей Алиса, когда они выходили из гостиной. Девушка хотела повернуть голову, чтобы увидеть Томаса, но служанка поторопила ее, заявив, что на сборы мало времени.
«И тем сложнее будет найти Белого Кролика. Если он придет на бал, то мне придется искать его за масками».
Она нашла Алисе платье – золотистое, с вышитыми узорами. Маску девушка смастерила сама, сделав ее в тон золотистой. Служанка принесла из сада красные розы и вплела в прическу.
Появилась Алиса спустя пару часов в гостиной. Томаса еще не было, поэтому девушка занервничала и принялась медленно прогуливаться по комнате, не в силах стоять на одном месте.

+1

17

И все-таки Алиса - удивительная девушка. Да, она порой раздражает и периодически возникает желание от нее избавиться, но как бы Томас не пытался спрятаться в панцирь, за которым скрывался от остального мира, Алиса поражала своим умением угадывать истинные чувства колдуна. Ему и самому казалось, что он больше пытается успокоить себя, а не девушку, что так старательно отводила от него взгляд, а он же не мог смотреть никуда, кроме как на партнершу, и неосознанно желал встретиться с ней взглядом и угадать, что же испытывает она в этот момент, и в итоге поддаться ее хорошему настроению, легкости, с которой они танцевали и улыбнуться искренне, от души, как не делал уже давно. А во взгляде проскальзывает теплота, словно на смену зиме пришла весна, вот только была она слишком короткой.
Вальс не мог продолжаться вечно, и когда музыка стихает, Томас не уверен, радоваться ему или нет, потому на душе все еще не спокойно. Ему необходимо вернуть себе самообладание, пока не растерял его совсем. - Больше никаких танцев с Алисой, - решает он для себя, но внутри что-то протестует. Нет, он не станет поддаваться чувствам, от которых давно отказался. Ради чего? Чтобы снова убедиться, что люди ненавидят чудовище, живущее в нем? - Это минутная слабость, - убеждает он себя и верит, что так и есть. Так должно быть, потому что по-другому быть не может.
Томас поднимается к себе и только там понимает, что у него проблемы с выбором костюма. - У меня отняли служанку, - с улыбкой констатирует он, но все же не зовет и не злится, позволяя ей остаться с Алисой. Им сложнее должно быть, в то время как Томас, недолго думая, выбирает классику, отказываюсь от своего парадного костюма. Сегодня он будет обычным представителем своего круга, но не главнокомандующим армией. Трость и маска уже в руках. Осталось спустится вниз, дождаться Алису и можно ехать, но он задерживается, наливая себе немного виски и выпивая залпом. Останавливается у зеркала, оценивая свой внешний вид, и, казалось бы, придраться не к чему, но во взгляде что-то изменилось. Говорят, глаза - зеркало души, и Томасу очень хотелось накинуть на его "зеркала" черную ткань, которая скрыла бы все изменения, что происходили с ним. Он снова надевает привычную маску, но не знает, что продержится она не долго.
Алиса уже ждала его в гостиной, и Томас бы удивился, что они справились так скоро, но замер в дверях, едва не выронив маску. Стоило ли пытаться скрыть восхищение? Нет. Он и не думал, что девушка, которую он едва не выставил за дверь, когда она только появилась в его доме, может выглядеть настолько прекрасно. Она способна покорить не одно мужское сердце. – И разбить, - тут же напомнило подсознание, чем мгновенное привело в чувства.
Томас чуть нахмурился, увидев в волосах Алисы красные розы. Он отдавал предпочтение белым, чем вызывал недоумение даже у служанки, считавшей, что для цепного пса Красной королевы это неправильно, но в своих предпочтениях колдун оставался непреклонен. Но сейчас ему не хотелось портить так аккуратно уложенную прическу своей спутницы одним маленьким капризом. К тому же, если ему спускали с рук некоторые капризы, то ей не стоило привлекать слишком много внимания, что, кажется, сегодня будет проблемой.
Ненадолго взгляд остановился на платье, напоминая о чем-то, о чем не хотел вспоминать. А он-то был уверен, что старые вещи сожгли, но одного взгляда на служанку хватает, чтобы понять, это платье не единственное, что сохранилось из прошлой жизни. Он займётся этим позже, а пока не хочет омрачать вечер ссорой с женщиной, которая его не послушала.
- Не удивлюсь, если по твоей вине сегодня случится пара дуэлей, - с улыбкой произносит он, целуя руку девушки. Ему определенно нравится, как она выглядит, и он уже совершенно не жалеет о своем решении взять ее на бал. Он не может прятать такой цветок в своем замке, но, с другой стороны, такой цветок обычно и прячут. И где-то в глубине души рвётся наружу и царапается эгоист, которому хочется запереть Алису навсегда в доме, чтобы она никогда не могла его покинуть.   
- Верни ее обратно живой и невредимой, - бросает напоследок служанка и что-то добавляет про красивую пару. Томасу не нравится, что она говорит. Алиса не более, чем его спутница на один-единственный бал. Всего один вечер, где они, возможно, и не будут вместе. Он даст ей волю, а сам будет только наблюдать за ней со стороны.
По дороге к выходу с комода берёт приглашение. Там всё ещё вписано его имя, и колдун, незаметно, с помощью магии, добавляет ещё одно.
Карета была уже подана к дому, и кучер распахивает дверцу, завидев приближающуюся к нему пару. Томас помогает сесть в карету Алисе, а затем и забирается сам, устраиваясь напротив. Взгляд падает на маску, которую девушка всё ещё держала в курках. Скоро она наденет её, и он больше не сможет считывать её эмоции, как и у других гостей, что будут на приёме.
- Не люблю маскарады, - почти шёпотом произносит он, но в тишине кареты признание звучит громко, что становится неуютно от этого, и Томас отворачивается к окну.

+1

18

Наконец-то, в гостиную вошел Томас. Алиса увидела его и остановилась, собираясь сказать что-то веселое по поводу его пунктуальности, но мужчина ее перебил.
- Не удивлюсь, если по твоей вине сегодня случится пара дуэлей.
Алиса улыбнулась и смущенно опустила взгляд. Такие слова из его уст были непривычны, по-хорошему… забавны, но приятны. И они сбивали девушку с толку, потому что ей, в первую очередь, нужно сконцентрироваться на поисках Белого Кролика, который привел ее в это место, и Алиса надеялась, что поможет вернуться в свой родной мир – Англию.
Но в данное время Алиса все реже улавливала в памяти мысли о Кролике, потому что была поглощена общением с Томасом. Алиса попрощалась со служанкой, которая встретила пару у порога дома и желала проводить. Карета была уже готова. Томас помог Алисе забраться в нее, не испачкав платье, и сел на противоположное сидение.

http://funkyimg.com/i/26v41.gif

Лошади, как и кучер, были странными. То есть, в Стране Чудес все казалось Алисе не таким, каким должно быть, но в карету были запряжены единороги (Алиса наполовину высунулась в окно, чтобы убедиться в этом), а кучер своим поведением напоминал ящерицу, даже кожа отдавала каким-то зеленым оттенком.
«Наверное, так и надо, - подумала Алиса, забираясь внутрь. – Ничего необычного. Сделай вид, что твой сосед тоже зеленый и питается насекомыми».

От таких мыслей хотелось только морщиться, поэтому нужно было чем-то отвлечься.
- Не люблю маскарады, - негромко сказал Томас. Алиса заметила, что он смотрит на маску у нее в руках. Алиса поднесла ее к лицу и, хихикнув, скорчила рожицу.
- А, по-моему, это весело. Под масками никто не узнает друг друга, все путается и меняется, - девушка убрала маску со своего лица и, вытянув руки вперед, на весу примерила ее Томасу. – В ней я бы Вас не узнала… Хотя, нет, узнала бы: Вы бы были недовольны, стали ругаться на окружающих и закатывать глаза, показывая всем своим видом, что Вам не нравятся маскарады, вот так, - Алиса изобразила типичного Томаса – обычного недовольного Томаса.
Карета тронулась. Алиса, как зачарованная, смотрела в окно и восхищалась каждым видом, который они проезжали. Ухватившись ладонями за края открытого окна, девушка понимала, что дорога через темный лес может быть не такой страшной, как ей показалась. Сейчас лес казался ей волшебным. Близилась ночь, деревья потихоньку окутывало синеватое сияние. Среди стволов то и дело мелькали огоньки, словно под луной собирались на свои гуляния феи. Иногда волнами прокатывал туман, но быстро исчезал. Или, может быть, у Алисы просто было хорошее воображение, чтобы все это придумать?
Смешным было то, что девушка все это показывала Томасу, да еще и с таким видом, что ему нужно обязательно на это взглянуть. Но не успела карета проехать и четверть пути до назначенного места, как вдруг кучер сжал поводья и закричал единорогам команду остановиться. Алиса недоуменно посмотрела на Томаса:
- Мы уже приехали? Будем танцевать в чаще темного леса вместе с огоньками?
Алиса спросила с таким серьезным видом, что это действительно представилось ей возможным. Страна Чудес странная, но не настолько же.
Девушка услышала, как кучер встал со своего места и спрыгнул на землю. В его руке был уже зажженный фонарь.
- Сэр, на дороге дерево, карета не сможет проехать, - дрожащим голосом произнес он, обращаясь к Томасу.

+1

19

Томасу стоило бы уже привыкнуть к несерьезности Алисы, но каждый раз ее веселость и подшучивание над ним казались каким-то открытием, на которое не знаешь, как реагировать, а Алиса все продолжает, изображая Томаса, и это было так забавно, что мужчина улыбается. Ему не хочется ее одергивать или говорить, что он никогда не вел себя так, как показала она. И ничего не говорит, молча наблюдая за ней, пока она еще не спрятала свою улыбку под маской.
Для Томаса лес был обычным. Он никогда не замечал в нем чего-то, за что стоило бы зацепиться взглядом, видя в нем лишь укрытие для себя самого, место, где можно затеряться, но в этот вечер, в сумраке, ему предстояло сделать множество открытий. Алиса без умолку что-то говорила, показывая то одно, то другое, и под ее напором Томас был вынужден смотреть. Но, может, он видит не так, как она? Она говорила про огоньки, а колдун видел светлячков. Там, где Алиса видела туман, он видел лишь тесно стоящие деревья и едва проникающий сквозь них свет заходящего солнца. Разучился видеть чудеса? В Стране Чудес они встречается часто, что привыкаешь, и они становятся чем-то обыденным. Но Алиса, казалось бы, выросшая в этой стране, продолжала видеть детским неискушенным взглядом, и Томас все чаще ловит себя на мысли, что ему это нравится. С ней он сам словно возвращается в свое детство и учится видеть то, что давно перестал замечать.
Они еще не выехали за пределы леса, когда путешествие внезапно закончилось. Томас насторожился. - Не к добру это, - думает он, на вопрос Алисы отделавшись кивком.
- Оставайся в карете, - приказывает он, а сам выходит проверить. Как сказал кучер, дорогу преграждало дерево, не дающее проехать, как и объехать его не представлялось возможным. Томас смотрел на бревно, но уже вслушивался в каждый шорох, каждый звук, что мог выдать устроивших засаду. Неспроста же оно здесь появилось, да ещё так аккуратно подпиленное, словно кто-то нарочно его свалил. Когда ехал домой, дерева не было, а ехал этой же дорогой.
- Не к добру это, - повторяет он вслух свою недавнюю мысль и оборачивается, проверяя видит ли его Алиса. И убедившись, что не должна, собирается с помощью магии убрать помеху, чтобы продолжит путь.
Нападение происходит со спины, и, если бы не изменившее выражение лица кучера, на котором отразился ужас, и хрустнувшая за спиной ветка, выдавшая противника, Томас мог быть серьёзно ранен. Не убит, нет. То, чем его можно убить, находилось у него, и, к его счастью, под рукой, чтобы суметь вовремя отразить удар тростью и встретиться лицом с противником. Короткая заминка, скорее от неожиданности, но никто не испытал страха. Томас был уверен в своих силах, но что руководило молодым воином, рискнувшим напасть на Брамаглота ещё предстояло узнать.
Воин изворачивается, брызнув на Томаса из пузырька, и отскакивает в сторону.  Он не спешит нападать во второй раз, и поднимает голову, видя приближение своих товарищей, а колдун едва в этот момент не роняет трость от того, что к руке будто приложили что-то раскалённое. Ему бы стереть жидкость с кожи, но приходится отражать удары напавших. Их не много, Томас насчитал семь человек, и должен бы уже справиться с ними. И он отступает, собираясь воспользоваться магией, чтобы уничтожить всех разом, но ничего не происходит. Недоумение, сменившееся пониманием того, что случилось, и отступает на шаг. Он остался без магии, среди леса, окружённый вооружёнными противниками, а в карете девушка, и он не хочет, чтобы она пострадала.
- Бери Алису и уходите, - успевает крикнуть кучера до того, как снова напали. Кучер, кажется, только рад исчезнуть с поля боя, в то время как его хозяин готов был сражаться до конца, и у него получилось. Враги падали один за другие, мёртвые ли или бессознания, но они больше не были опасны. Не все. Что-то острое кольнуло в бок.  В пылу битвы боль почти не чувствуется, и кровь, мгновение пропитавшая рубашку, тёмными сгустками падает на землю.

+1

20

Алиса хоть и допускала мысль о том, что маскарад может состояться посреди темного леса, но считала ее абсурдной даже для Страны Чудес. Здесь грибы заставляют тебя уменьшаться и увеличиваться, страшные звери охотятся за Бравным Воином, а гусеница курит кальяны… Но данная ситуация все больше переставала быть «чудесатой». Алиса проводила Томаса взглядом и высунула голову в окно. Посреди дороги лежало дерево и преграждало карете путь. Это было типичной ситуацией для нападения в историях, которые читала Алиса. И то, что Томас пошел выяснять детали падения дерева, ее пугало.
Ей сказали оставаться в карете. Таким тоном, словно это был приказ. Но Алиса всегда относилась к приказам несерьезно, нарушая их.
Девушка вцепилась пальцами в дверь кареты и с тревогой наблюдала за Томасом, который подошел к дереву и осмотрел дорогу. Тени, мелькнувшие сбоку, привлекли внимание Алисы, но прежде, чем она успела что-то крикнуть, на Томаса напали. Алиса видела драку, словно ожившую перед ней картину. В полумраке дюжина темных силуэтов окружили одного бойца, который один противостоит им. Томас отражал удар за ударом, возвращая их с удвоенной силой противнику. Нападавшие падали один за другим.
Алиса смотрела на все это, чувствуя, что не может двинуться с места. Страх пробрался в ее сознание и контролировал ее, не давая думать и действовать. Он шептал ей: «Оставайся в карете, здесь безопаснее. Тебе сказали оставаться здесь». Но когда, казалось бы, все были повержены Томасом, из темноты леса появились следующие воины.
«Они убьют его», - пронеслось в голове. Девушка собрала всю свою смелость, чтобы снова завладеть телом и отогнать страх. Алиса не была слабой и умела драться. По крайней мере, в детстве с кузенами.
На ватных ногах Алиса вышла из кареты и направилась к Томасу. Кольцо вокруг него сужалось, но у девушки в голове была одна мысль – помочь тому, кто помог ей. Защитить его, попробовать спасти. В конце концов, ее считали Бравным Воином, значит, у нее должна быть какая-то сила. И это был шанс проверить пророчество.
Алиса слышала голоса по сторонам в лесу. Они говорили, что дракон всех погубит. Что надо действовать первыми. Они про то чудовище, что Алиса видела на свитке? Но к чему говорить такую чепуху сейчас, когда опасность исходит от них самих? Никакого дракона поблизости не было.
- Мы не позволим дракону завладеть Страной Чудес, - прошипел голос из темноты.
- Анастасия падет! Да здравствует Белая Королева!
Алиса шла навстречу Томасу, который кричал кучеру, чтобы он брал девушку с собой и уходил. Алиса же протестующе шикнула на кучера, когда он схватил ее за руку и поволок в лесную чащу, подальше от драки. Мужчина был сильнее ее и не давал вырваться, говоря, что приказы хозяина не обсуждаются.
- Но он там один! – кричала Алиса, хватаясь второй рукой за стволы деревьев и пытаясь вызволиться. – Помогите ему!
Кучер замялся.
- Хозяин не просил о помощи. Сэр Томас разберется со всем этим.
Алиса зарычала от такой логики и, на бегу схватив с земли камень, ударила кучера по руке. Тот вызволил руку девушки, объявил, что она сумасшедшая, но Алиса уже неслась обратно к карете, крича в ответ, что кучер – трус, и не может помочь Томасу, кроме как своим побегом.
Драка уже подходила к концу, когда появилась Алиса. Она выбежала из чащи рядом с поваленным деревом и подняла огромную длинную дубину. Над Томасом, опустившемся на землю, склонились четверо разбойников. Алиса с ужасом увидела, что у ее спутника рубашка залита кровью.
Алиса завизжала – она даже не поняла, от злости или страха, - и ударила первого разбойника по голове. Мужчины не ожидали, что в драку полезет девчонка, оставшаяся в карете. Второй удар пришелся по двум нападавшим сразу – по спинам. Но это их не сломило. Они выхватили дубинку у Алисы и отшвырнули ее в сторону. Девушка забежала за дерево, создавая между собой и ними препятствие, через которое они перепрыгнули. Их взгляды были полны недоумения.
- Что ты делаешь?
В этот момент появился кучер, который, как предполагала Алиса, сбежал. Кучер, в чьих руках была тоже самодельная дубинка, несколькими ударами вырубил двоих, и кинулся на подмогу хозяину.
Оставался четвертый воин. Алиса огляделась в поисках него, но рядом никого не было. Не успела Алиса успокоиться, как вдруг ее схватили за плечо и развернули. За ее спиной стоял четвертый нападавший, который взял ее за локоть и потащил с дороги. Алиса закричала и попыталась вырваться, но ее реакцию не понимали.

http://funkyimg.com/i/27mrx.gif

- Ты под чарами. Мы же спасаем тебя, глупая, перестань вырываться.
- В таком случае, отпусти меня и дай уйти, иначе... – ответила девушка, но не успела договорить. Ей зажали рукой рот и уволокли в чащу. Девушка кусалась, дралась, что было сил, но разбойник упрямо тащил ее за собой. Почему он сказал, что спасает ее? От кого? От Томаса? Он вредный и грубый, но он не чудовище. Может быть, они ожидали встретить на дороге Бармаглота, поэтому увели оттуда Алису? Но зачем тогда драться с Томасом? Все это было странным и заставляло размышлять, чего делать сейчас нельзя. Нужно было действовать. Играть.[/i]

И Алиса вдруг успокоилась, сровняв шаг с разбойником, а не волочась за ним. Со страхом, но и с наигранной благодарностью, она посмотрела на него, привлекая внимание, и опустила взгляд.
- Ты и правда под чарами, Алиса, - откуда он знает ее имя? – Я уберу ладонь, раз ты начала приходить в себя.
Он был уверен, что дракон околдовал ее и привлек на свою сторону. Что за бред! Эти разбойники были повстанцами, как поняла девушка, но вели себя, как варвары. И сейчас ее пугал не Бармаглот из пророчества, а они – те, которые «нуждались в Бравном Воине». У Алисы мелькнула в голове мысль – а, вдруг, это они – злодеи? Ведь все сходится именно к этому. В Стране Чудес посходили с ума абсолютно все, раз столкновения происходят при странных поводах и надуманных подвигах.

+1

21

Хотелось кричать, чтобы все замолчали. Где-то рядом Алиса, она же услышит, а он так боялся, что она узнает праву о нём. Где же магия? Как бы она сейчас была кстати, но её не было, и не было возможности изменить ситуацию в свою пользу, а рана причиняла боль, и сил становилось всё меньше. Неужели проиграет? Дракон потерпит поражение от повстанцев в глуши, недалеко от дома, не дожив до Бравного дня. От одной только мысли хотелось кататься по земле от смеха, но было совсем не смешно, когда Томас опустился на колени перед четырьмя вооружёнными воинами. Готов ли он сдаться? Нет он бы оказал сопротивления и не сдался бы, пока не убил всех или не погиб сам. Его не научили сдаваться, наоборот, его всегда учили бороться до конца. Этому его учили мать и отец, этому же учила жизнь, и сложить оружие, поставив себя под удар, он не был готов. Это не то завершение жизни, о которым мыслил он.
Он ненавидит белых воинов. Ненавидит всей своей чёрной душой, желая им самой страшной смерти, и только отсутствие магии и Бармаглота на данный момент спасало их, давая хоть какие-то шансы на спасение. А спасение для Томаса пришло с неожиданной стороны.
Колдун не обернулся, услышав вскрик, но глаза расширились, не то от удивления, не то от ужаса. Она должна была уйти вместе с кучером, а вместо этого с дубиной нападает на повстанцев. Ну почему она никогда его не слушает? Однако, от сердца отлегло, когда увидел её живой и невредимой. Но надолго ли?
В тот миг Томасу казалось, что страшнее картины он не видел, и даже появление кучера заметил не сразу, а тот отвлёк, не давая увидеть, что дальше происходило с Алисой.
- Вы ранены. Нужно отвести вас домой, - суетился кучер, помогая Томасу подняться. Приходилось опираться, но прыгать в карету и мчатся домой дракон не собирался.
- Царапина, - равнодушно отмахивается он, но тут же хватает кучера за плечи и встряхивает его. – Почему ты меня не послушал? – едва не рычит, готовый раздавить слугу за непослушание, которое теперь могло стоить жизни Алисы.
- Это всё Алиса. Я не смог её удержать, - лепетал кучер, побелевший от страха. Томас отпустил его, опираясь на трость и цепким взглядом впиваясь в чащу, откуда ещё слышны крики девушки. Он не оставит её врагам. Не даст им увести её, а с кучером…. А, впрочем, что с него взять? Он помог, вырубив двоих, а теперь стремился загладить вину, что-то говоря о направление, куда увели Алису а по жизни всего лишь трус, который на всё, что способен, это ухаживать за единорогами Брамаглота. Там он нашёл своё пристанище и подобные ситуации выбивали его из колеи, пугали. Он не герой, не стремился им быть, и никто до этого момента не вынуждал его вступать в битву с врагами.
Из-за раны идти было не просто. Время от времени Томас пытался использовать магию, но её по-прежнему не было. Семенивший рядом кучер косился, подозревая не ладное с Бармаглотом, но вопросы задавать не решался, а колдуну не признавать, что его сила пропала и он не может не то, что залечить царапину, которая его убивала, но и обратиться в дракона, а этого очень хотелось и спалить этот чёртов лес, чтобы найти девушку, если она ещё жива.
Томас отгонял о себя мысль, что может наткнуться на мёртвое тело Алисы, но именно она подстёгивала его спешить, не смотря на всё возрастающую слабость. И спешка не была напрасной, когда, наконец, он увидел живую и на первый взгляд невредимую Алису и воина, что держал её. Злость, что он посмел прикоснуться к девушке, придавала сил, и колдун со спутником выходит из чащи, представая перед девушкой и повстанцем.
- Отпусти её, - требует Томас, но воин не спешит выполнять приказ, останавливая взгляд на ране.
- Напрасно ты пришёл. Я не отдам Алису, - самоуверенно заявляет воин, не думая, о том, что взбешённый дракон, несмотря на то, что раненый, гораздо опаснее, чем в обычный день, когда выполняет приказ королевы.
Томас никогда не был любителем поговорить, а потому накинулся на противника, вступая с схватку. У него было магии, но была жажда уничтожить врага. А в сознании всё крутилось имя девушки. Алиса… Почему он уводит её? Почему не убил? Неужели она всё-таки та самая Алиса?
Томас пронзает противника клинком, видя перед собой его глаза в нескольких сантиметрах, но, что было удивительно, так это то, что самоуверенности меньше в белом воине не стало, а губы растягиваются в ухмылке, как будто это он одержал победу и убил дракона.
- У тебя нет шансов. Ты умрёшь, - с хрипами произносит воин угасает, опуская голову и закрывая глаза. Томас отшвыривает его, брезгливо морщась, и стирает с клинка кровь рукавом. Битва отнимает ещё часть сил и стоять ему помогает только трость. Он борется со слабостью, не желая её показывать, как это обычно и бывает. Никто не должен видеть его слабым, а два свидетеля, одна из которых, возможно, его враг, во что отчаянно не хотелось верить, это слишком много.
Он поднимает меч убитого, тот самый меч, которым был ранен. Нет шансов? «Что же они со мной сделали?» - задаёт вопрос колдун, но ответ придётся искать самостоятельно.
- Так этот ты? Ты - та самая Алиса? – спрашивает Томас, отрывая взгляд от клинка и смотря на девушку. В глубине сознания он готов был молить о том, чтобы это оказалась неправдой, а окажись она Алисой, на секунду проскальзывает мысль отпустить её, позволить уйти, а самому вернуться домой, залечивать раны и вернуть магию.

Отредактировано Thomas Fleming (31 января, 2016г. 08:25:19)

+1

22

Алиса вяло переставляла ноги, следуя за повстанцем. Он что-то бормотал про чары, которые были на девушке, что они дают слабину, и Белая Королева поможет от них избавиться. Но чем больше Алиса слушала, тем меньше хотела во всем этом участвовать. Повстанцы думают, что Бравный Воин – жестокое добро, которое сможет вырвать зло с корнем и освободить Страну Чудес. Судя по тому, как мужчина описывал свое представление о предстоящей битве, он разочаруется в таком неумелом воине, как Алиса. Рассказы о кровопролитии заставили девушку почувствовать себя дурно.
«Я не смогу никого убить. Я не хочу никого убивать, - глаза были распахнуты от страха. – Они, словно безумные фанатики, жаждут Бравного Дня».
- Я не собираюсь в этом участвовать, - резко оборвала повстанца Алиса и попыталась остановиться, но нападавший упрямо вел ее вперед. – Хватит! Отпусти меня, перестань. На мне нет никаких чар.
- Я не могу этого сделать. Я не могу отпустить наше единственное спасение, - грубым тоном ответил мужчина, словно Алиса была каким-то рычагом этого «спасения».
Повстанец потащил Алису за собой, но та снова и снова пыталась сопротивляться. Что это за принятие предназначения, если Алиса этого не хотела. Если раньше она хоть как-то сопереживала повстанцам, то сейчас этот разбойник ее переубедил – повстанцы жестоки, точно так же, как и карточные солдаты. И Алиса хотела бы поскорее выбраться из этой сумасшедшей страны.
- Отпусти её, - послышался знакомый голос за спиной.
После своих ран Томас пошел за Алисой, она в это не могла поверить. Было видно, что он испытывает жуткую боль, но, тем не менее, стоит на ногах, готовый сражаться за нее. За ее свободу. Как недавно Алиса сражалась за его жизнь.
Повстанец остановился и развернулся.
- Напрасно ты пришёл. Я не отдам Алису.
Повстанцы и правда настроены серьезно. Неужели они и впрямь верят, что перед ними – Бравный Воин? Да на вид она слабая девчонка, которая даже не способна держать в руках меч.
Томас не ответил и бросился на повстанца, который оттолкнул девушку за спину. Со стороны могло показаться, что это именно разбойник защищает ее от Томаса, а не наоборот. Повстанец скалился от силы ударов противника, отражал их, скрывая Алису, но она отбежала в сторону, за деревья. Вся эта ситуация прознала ее до дрожи. Это похоже на безумный сон. Снова похоже. Словно она только что попала в эту Страну Чудес и пытается убежать от карточных солдат. Тот же лес. Тот же страх. И не та самая Алиса.
Она не та. Не та. Не та…
Алиса наблюдала за боем, пока ноги не подкосились и не закружилась голова. Она упала на землю, оперевшись на руки, посмотрела на свое платье. Все в грязи и крови. В ее и чужой. Она причинила кому-то вред. Она не такая, она не может быть такой… Это для нее жестоко.
Оружие Томаса пронзило грудь повстанца. Его тело упало на землю. Алиса вскрикнула от ужаса. Теперь все закончилось. Все злодеи повержены.
Наступила тишина, в которой различалось только тяжелое дыхание Томаса. У девушки словно застрял ком в горле. Все тело парализовало. Она не могла встать, не могла двинуться или хотя бы отвести взгляда от Томаса, который только что на ее глазах убил человека. В схватке у кареты тоже, возможно, погибли люди, но в тот момент Алиса считала их жалкими разбойниками, а не теми, кто хотел для себя мира в Стране Чудес.
- Так этот ты? Ты - та самая Алиса? – мужчина поднял клинок повстанца и посмотрел на Алису.
Этого вопроса она не ожидала услышать, тем более – от него. Так он в курсе этого пророчества?
- Что? – произнесла девушка, сумев вернуть себе дар речи. Ее лицо исказили злость и гнев. – Я не «та самая Алиса», я даже не понимаю, о чем ты! Тебя так смущает имя? О, представь себе, Алис еще много в Стране Чудес. И меня достало, что все пристают ко мне с этим вопросом! – Алиса сорвалась на крик. Она не та, и таковой себя не считает. Пока не считает. – И этот разбойник был сумасшедшим, потому что он не только пытался меня увести совершать подвиги, а еще и сказал, что на мне – чары дракона! На мне нет никаких чар!.. И полное мое имя – Алисия! – последнее было сказано уже с более здравым расчетом, чтобы придать этой истерике хоть каплю лжи во спасение. Она не верила в это пророчество, но мало ли, может быть, Томас верил.

+1

23

Ему становилось хуже. Рана причиняла боль, а ноги подкашивались, и только чудо помогало устоять на ногах, а голос Алисы казался более громким, чем был на самом деле, но далёким, словно она кричала ему через пропасть. Может, между ними и правда пропасть? Не только в понимании друг друга, но и на самом деле. Томас бы не удивился, хотя не помнил обрыва, когда сражался с повстанцем. Ничего не было или не заметил. Наверное, не заметил. Уже не важно, он не сможет сделать и шага, а, значит, он не достигнет Алисы, не сможет вернуть домой, и её уведут, как Бравного воина. 
Чёрт возьми, почему не заживает рана? Почему не работает хвалёная драконья регенерация, что обычно приходила на выручку, но в этот раз на её существование не было и намёка? Почему же так больно, что хочет рычать от боли? Но не может ничего. Дракон терял силы, не мог ни воспользоваться магией, не обратиться, а только смотреть на девушку не видящим взглядом и слушать, не слыша. Слова едва достигли его слуха, а смысл и вовсе доходил не сразу. Дыхание становилось тяжелее, а лоб покрыла испарина. Неужели это всё? Умрёт, не дожив до Бравного дня. Повстанцы так легко одержали победу, уничтожив врага в лесу, рядом с домой, и воин и меч оказался не нужен. Но этого не может быть! Так не должно было быть! Томасу тяжело верить в своё поражение, и он пытается держаться изо всех сил, но чем больше прилагал сил, чтобы устоять, тем быстрее они кончались, и слабость вот-вот обещала погрузить в темноту. 
- Алиса…. – что-то хочет сказать, но слова путаются и он мгновенно забывает и обрывает себя, только и сумев, что произнести её имя. Прикрывает глаза, пытаясь собраться с мыслями, понять всё то, что сказала Алиса, но в сознании слышится только последнее слово, действующее как успокоительное. Возможно, не будь он ранен, он бы повёл себя иначе, не поверил и пытал, но сейчас на это у него не было сил. И окажись она той самой Алисой, она могла воспользоваться возможностью и добить дракона. Меч у неё под носом, всего лишь отнять трость и забрать жизнь, освободив себя от Бравного дня. И кучер, всё это время находившийся рядом, вполне мог помочь ей с этим, ведь предательство свойственно людям, а сейчас самое подходящее время. Он не сможет сопротивляться. Не сможет даже шаг в сторону сделать, чтобы не упасть, и поднять руку тоже невозможно, потому что казалось, что она налилась свинцом, как и голову, которую с трудом удавалось держать ровно, а сознание всё больше погружалось в туман.
Из рук выпал меч, глухо ударившись о землю. Это последнее, что слышит колдун перед тем, как его накрыла темнота и ощущение, что летит в пропасть. Кучер успевает подхватить безвольное тело хозяина, испачкав себя в крови и прогнувшись под тяжестью. Он не герой, но и выбор у не столь велик, как ему хотелось бы, а потому он чувствует, что обязан успеть довести хозяина до дома. И не забывает про трость и злополучный клинок, в котором Томас видел не то своё спасение, не то свою смерть.

+1

24

Алиса говорила отчаянно, как будто ее поймали с поличным. Она не считала себя Бравным Воимном из пророчества и открыто заявила Томасу, что она – не та, которую все так ищут. А то, что мужчина задал этот вопрос именно в такой ситуации, пугало еще больше. Интересно, давно ли он задавал себе этот вопрос? Возможно, с самого начала, когда предложил погостить у него несколько дней и проводить до вымышленной деревни? Алиса не решалась спросить об этом, потому что если и быть лгуньей, то быть с этой ролью до конца. И она станет Алисией, чтобы выбраться из Страны Чудес.
Томас смотрел на нее с тем же непониманием, с каким и она наблюдала за ним. Непониманием. Недоверием. И спутанными мыслями в голове. Алиса боялась сказать еще что-то, потому что и так произнесла многое, что не хотела. На ее глазах только что совершилось убийство, после такого хотелось бежать прочь без оглядки. Но она не могла оставить Томаса, который стал для нее кем-то. Кем-то важным, хотя сама Алиса этого не признавала.

http://funkyimg.com/i/27FPx.gif

- Алиса… - девушка вздрогнула от упоминания уже ненавистного имени и ожидала ответа Томаса, но тот склонился к земле. Меч с глухим звуком упал на землю.
- Томас?.. – позвала девушка, пытаясь понять, что происходит. Он теряет сознание? У него была невероятная выдержка, раз он пошел за Алисой в лес и сразился с разбойником, потому что когда девушка видела его в прошлый раз, Томас лежал около поваленного дерева и не мог подняться на ноги от боли в нанесенной ране.

Мужчина закрыл глаза и осел на землю рядом со своим мечом. Алиса в этот момент сразу же приобрела власть над своим телом и кинулась к Томасу, перевернув его в бока на спину. Глаза заблестели от слез, Алиса даже не знала, что ей делать.
- Прости меня, - еле смогла вымолвить девушка и подняла руку мужчины, чтобы проверить его пульс. Она замерла в ожидании, длительном ожидании нескольких секунд, которые понадобились для того, чтобы понять: Томас жив. Пульс был слабым, поэтому если доставить его сейчас домой, то можно его спасти. Осознание того, что еще не все потеряно, придало девушке сил. Что было мочи, она стала звать кучера, который в это время кружил вокруг кареты и не решался пойти в лес за хозяином.
Докричавшись до него, Алиса заметила его фигуру, неуклюже бежавшую на подмогу. Она кратко рассказала, что произошло, и попросила помочь дотащить хозяина до кареты. Его меч Алиса аккуратно засунула за пояс своего платья.
Девушка и кучер медленно подняли Томаса и, перекинув его руки на свои плечи, словно на опору, пошли к карете. Сейчас все было неважно, кроме его спасения.
Они положили Томаса на сиденье кареты, Алиса всю дорогу сидела около него и зажимала рану оторванным подолом платья. Домчал кучер за несколько секунд. Карету трясло, но это того стоило – время было на исходе. Перепуганная служанка в дверях быстро взяла себя в руки и побежала за медикаментами. Алиса говорила, что нужно привести доктора, но служанка говорила, что этого делать не стоит. (Ясное дело, драконов простые доктора не лечат).
Служанка вытолкнула кучера и Алису из комнаты хозяина, куда до этого они его принесли, и сказала не заходить. Неужели все настолько кроваво, что она не хотела это показывать? Алиса слышала только глухое рычание понемногу очнувшегося Томаса, которого скрывали закрытые двери.
Девушка не знала, сколько это длилось. Час. Два. Полдня… Служанка вышла и сказала, что все обошлось. Томас проспит некоторое время, ему нужно набраться сил. У Алисы отлегло от сердца – он справился, он выжил. Как это может не успокаивать? Следующим вечером служанка пустила Алису в комнату Томаса. Он лежал на кровати, одеяло скрывало перевязанную грудь.
«Ты отличный защитник, - подумала она, слегка улыбнувшись. – Ты спас меня от повстанцев».
Девушка села около кровати и огляделась, в этой комнате она была впервые. Она была темной, словно пещера, которую освещали только зажженные свечи. Окна были задернуты шторами и не пропускали свет  уходящего солнца.
Алиса говорила со спящим Томасом, рассказывала ему обо всем, что происходило, пока он находился без сознания. И эти визиты продолжались еще пару дней. Томас спал и, Алиса надеялась, шел на поправку.
- А сегодня утром Маргери готовила грибной суп, - Алиса, что не пристало леди, сидела на полу около кровати и пыталась вышивать – в своей миниатюре девушка пыталась изобразить Томаса с мечом и в сияющих доспехах, но выходило у нее только что-то, вроде «точка, точка, запятая, вышла рожица кривая». – Она сказала, что ты его любишь. А я думала, что ты питаешься только саркастическими шуточками, - девушка усмехнулась и сделала на ткани новый стежок.

+1

25

Кто-то однажды сказал, что драконам не снятся сны. Кажется, это сказала ведьма, которая когда-то давно подчинила чудовище себе. Она не верила, что в нём есть что-то человеческое, видя в нём только монстра, которого нужно направлять, а сны принадлежат людям. И невозможно было убедить её в обратном, а, может, и не стоило пытаться, потому что Томас редко видел сны, а если и видел, то почти никогда их не запоминал. Хаотичные картинки сменяли друг друга, были не ясными, словно в них смысл был зашифрован, но, чтобы разобрать его, нужно было время, но его всегда не хватало. А на утро сон забывался, словно его и не было. Может, и правда, сны для людей? Для людей, не способных превращаться в драконов, или драконов, способных превращаться в человека.
Сознание Томаса изредка выныривало из темноты, и в те редкие моменты он слышал мелодичный голос Алисы, что-то рассказывающей, но слова едва были различимы. Иногда её голос тоже казался частью сна, и таял, стоило только снова нырнуть в спасающую от боли темноту. Так продолжалось неизвестно сколько времени, пока в короткие моменты пробуждения боль не перестала быть мучительной, но её голос всё ещё оставался недосягаемо далёким, а сны продолжали отражать хаос в сознании колдуна.
Томас не знал, сколько проспал. Да и так ли это важно, если всё же проснулся? В сознании всплывали обрывочные воспоминания о нападении повстанцев и о ранении, которое едва не убило. Колдун кладёт руку на грудь, нащупывая повязку, и с губ едва срывается ругательство, но его перебивает голос Алисы.
Мужчина распахивает глаза и поворачивает голову на голос. Темноволосая головка девушки виднелась рядом с кроватью, но, кажется, она не замечала, что хозяин дома очнулся, а он не мог увидеть, чем она так сосредоточено занята, но не сдерживает улыбки, когда слышит замечание Алисы.
- Да, идут в качестве основного блюда, а на десерт юные девушки с острым язычком, - усмехнулся Томас. Приятно вновь было иметь способность ясно мыслить и чувствовать себя прежним, а не овощем, который не мог и двух слов связать и различить явь от сна.
Томас попытался сесть, но тут же пришлось отказаться от этой идеи, так как тело пронзила резкая боль, словно электрический разряд, и дракон судорожно хватает ртом воздух и прикрывает глаза, вновь опускаясь на постель. Самое неприятное, что это видела Алиса. Он предстал перед ней слабым и беспомощным, и ничего не может сделать, чтобы это изменить, а хотелось бы стереть ей память о произошедшем, будто ничего и не было. И тут его осеняет. Магия! Глаза распахивается, и он смотрит на Алису, будто увидел её в первый раз, но думает совсем не о ней. Тогда, в бою, он не мог воспользоваться магией, а теперь рядом девушка, и он не может проверить вернулась ли она. Но достаточно быстро берёт себя в руки.
- Почему ты не ушла? Я думал, ты предпочтёшь общество повстанцев, чем сторонника королевы. В преддверии предстоящих событий в этом не было бы ничего необычного, - взгляд смягчается, а то тон становится обыденным, словно он и правда в её уходе бы не удивился. Впрочем, и правда бы не удивился. Она Алиса, которую пытались увести люди Белой королевы, а это не уменьшает подозрений в её адрес. Что она говорила перед тем, как он потерял сознание, он, конечно же, не помнил, а потому и продолжал считать той самой Алисой, которую у него едва не увели. – Если бы у них это получилось, у повстанцев был бы повод посмеяться над драконом, - мысль звучит не очень-то весело, и Томас едва не стискивает челюсти от досады, что чуть не проиграл. И это он, дракон, защищающий королеву, возглавляющий армию, и воин, который должен сразиться в Бравный день. В его теперешнем состоянии одна мысль обо всём этом казалось смешной.
Пока говорил, рука тянулась за кружкой с водой, и пытаясь взять её, он сталкивает её на пол, будто случайно. А кружка падает на пол, разливая воду и разлетаясь на осколки, а колдун выглядит слегка смущённым подобной неловкостью.
На самом же деле сделано было это специально, чтобы выдворить девушку на некоторое время из комнаты. Он должен хотя бы убедиться, что магия вернулась, чтобы не чувствовать себя таким жалким, но всё ещё не хотел раскрывать Алисе правду о себе. Впрочем, может, ей уже рассказали? Тогда тем удивительнее, что она всё ещё рядом.
– Будь добра, принеси воды, - просит он, но звучит немного грубее, чем хотелось. Для него не имеет значения подстроено ли падение кружки или нет, сам факт того, что он зависим от кого, его вводит в ярость.

+1

26

Томас в вышиваемой миниатюре получался таким же суровым, как и в реальной жизни. А еще кривым, но это мелочи. Главное, что Алиса старалась и хотела сделать подарок своему спасителю, иначе неизвестно, чем эта история могла бы закончиться. Смогла бы она сбежать от повстанцев, которые предстали перед ней в таком свете? Вылитые разбойники, желающие получить свою добычу в виде Бравного Воина.
Но девушка не хотела вникать во все темные мысли повстанцев и отгоняла их усердным вышиванием. А что еще оставалось делать? Пока это единственное занятие, которым могла овладеть Алиса. Томас спал, по дому ей ходить не то, чтобы не разрешалось, но хозяин явно дал понять, что чрезмерное любопытство до добра не доводит. Служанку за это время она и так уже замучила своим присутствием, потому что когда с Алисой начинаешь проводить целый день – она надоедает. Правда. Причем если Алисе скучно.
Беседа велась с Томасом как-то странно. Обычно он не со всем соглашался, а сейчас молчал и не перечил девушке. Это немного напрягало, но вскоре Алиса уже так привыкла болтать с молчаливым хозяином дома, что едва ли не вскрикнула, когда он перебил ее:
- Да, идут в качестве основного блюда, а на десерт юные девушки с острым язычком, - Алиса уже успела соскучиться по этому голосу. Она отложила вышивание и, встав с пола, присела на край кровати. Улыбка не сходила с ее лица.
Он очнулся! Алиса искренне радовалась этому событию. Но она понимала, что скоро должен произойти их разговор, попытки которого были в лесу. Томас допытывался до нее по поводу того, она ли упоминается в пророчестве, и Алисе нужно было выкручиваться из этой ситуации. Она понимала, что ее аргумент по поводу полного имени – бред, и такой человек, как Томас, в это не поверит. Казалось, что мужчина уже все решил для себя, что она Бравный Воин, а Алиса пытается переубедить его. У девушки было много времени, чтобы подготовиться, пока Томас был без сознания, но она надеялась на импровизацию. И на то, что когда мужчина очнется, она сможет отсюда уйти и отправиться на поиски Белого Кролика.
Томас попытался подняться, но из-за боли в ране ему это не удалось. Улыбка исчезла с лица Алисы, сменившись сочувствием. Помочь ему могло лишь время, потому что именно это надо для излечивания ран.
- Почему ты не ушла? – Алиса вздрогнула, услышав эти слова. Томас смотрел на нее пристальным взглядом, хоть и могло показаться из-за тона его голоса, что уход Алисы – это ожидаемое событие. - Я думал, ты предпочтёшь общество повстанцев, чем сторонника королевы. В преддверии предстоящих событий в этом не было бы ничего необычного.
Девушка нахмурилась.

- С чего ты взял, что я уйду с этими разбойниками? – после событий с нападением повстанцев она просто не могла обращаться к нему на «Вы». Она воспринимала его, как кого-тог близкого, а не знакомого, который на время приютил ее. Томас спас ей жизнь. – У всех нас есть свои мораль и принципы. Пусть у тебя они совпадают с Красной Королевой, не важно, - Алиса не совсем разбиралась во всей политике Страны Чудес, но суть понимала – Красная Королева – злодейка, а Томас находится на ее стороне. Но сам злодеем он от этого не становится, ведь так? Он спас ее от нападавших, какой бы злодей пошел на такое? – Главное, что ты – хороший человек. Я верю в это.

http://funkyimg.com/i/28aJ7.gif

Томас случайно смахнул кружку с водой, которая стояла на тумбочке около кровати, и попросил Алису принести ему новую. Девушка кивнула и встала с постели.
На пороге комнаты она замедлилась, вернулась обратно к кровати и подняла с пола свою вышитую миниатюру.
- В знак благодарности вот тебе рыцарь с сияющим мечом, - она утвердительно кивнула на вопросительное выражение лица Томаса. – Да, это ты, весь такой храбрый и добрый. Но немного кривой здесь, - она показала на правое плечо фигурки, - здесь и здесь, - также неровности были на рукояти меча и ухе. В остальном, в принципе, вполне приличный портрет.
Алиса, хихикнув, выбежала из комнаты и направилась на кухню, чтобы выполнить просьбу Томаса.

+1

27

Проснувшись, Томас не думал, как оказывается сильно соскучился по улыбке Алисы. Такой милой и искренней. Во всяком случае, таковой она казалась колдуну, и ему было приятно, что, придя в себя, он видит рядом именно её, но он подавляет порыв взять её за руку, чтобы убедиться, что это не сон. Реальная Алиса, улыбающаяся, будто рада, что он очнулся. Может, так и есть? Ему бы хотелось узнать, о чём она думает, прочитать её мысли, и жалел, что не обладает этой способностью, и только и остаётся догадываться, пытаясь считать информацию по выражению лица и глаз. И ему не понять, почему повстанцев, людей Белой королевы, желающих сметить Анастасию и принести мир в Страну Чудес, она называет разбойниками. Для него они даже не разбойники, а кучка никчёмных людишек, стремящихся к тому, чего им никогда не достичь, но они упорно продолжают пытаться, теряя людей, и продолжая ассоциировать себя с героями.
Всё это было далеко от понимая Бармаглота. Если он убивал, жертвовал своими солдатами, наказывал тех, кто, возможно, не заслуживал наказания, так он никогда не станет говорить, что он делает это во благо людей. Он делает это, потому что нравится, потому что так он выживает, а у каждого свои способы выживать и для этого не так уж важно, какой путь выбираешь.
- Ты же меня совсем не знаешь, - едва заметно улыбается Брамаглот, слыша, как она называет его хорошим человеком. – Знала бы, кем я являюсь на самом деле, не говорила бы так. Была бы уже далеко, и повстанцы не были бы для тебя разбойниками, а теми, кто спас тебя от чудовища. Может, стоило им позволить увести тебя? Так было бы лучше всем, - размышляет он мысленно, но последняя мысль, как-то неприятно отдаётся в сердце. Он не хочет её отпускать и знает, что не позволил бы повстанцам увести её. И дело не только в том, что она может быть той самой Алисой, а в том, что ему нравится, что она рядом.
После того, как Томас смахнул кружку, Алиса с готовностью согласилась сходить за водой, и когда она скрылась за дверью, поднял руку, собираясь проверить вернулась ли к нему магия, но не успел она даже попытаться, как девушка снова показалась в дверях, едва не застав дракона за тем, что видеть ей не следовало. И не успел он задать вопрос, почему она вернулась, как Алиса протянула ему миниатюру, на которой он бы никогда не узнал себя, если бы ему не пояснили. И как бы не присматривался, а себя не видел, тем более в роли доброго и храброго рыцаря, которого якобы изобразила Алиса. Однако, не смог сдержать улыбки, но девушка уже её не видела, побежав выполнять его просьбу, оставляя его рассматривать свою работу. – Я что, и правду ей кажусь добрым? Может, показаться ей раз в облике дракона, тогда до конца жизни будет изображать меня в качестве чудовища.
Как раз вовремя вспомнил о чудовище. Увлёкшись подарком Алисы, он едва не забыл, для чего затеял весь этот спектакль с водой, а время было ограничено. Пытается сосредоточиться, создать что-нибудь простое, но ничего не происходит, словно магии в нём никогда и не было. Он пробует раз за разом, но всё безуспешно, и останавливается, заслышав шаги в коридоре, вновь переключая внимание на портрет рыцаря. Неужели всё, что у него осталось, это владение мечом, и он больше не способен выполнить то, что должен?
К тому времени, как в комнате вновь появляется Алиса, он водит пальцем по мечу, задумавшись над тем, что с ним стало, и не сразу замечает протянутую кружку.
- Спасибо, - звучит немного растерянно, как и взгляд, который он переводит на девушку. Миниатюру он кладёт рядом, не спеша с ней расставаться. Пусть и криво вышитая, но это подарок Алисы, и портрет будет напоминать о ней, на случай, если она всё же когда-нибудь уйдёт. Он снова пытается подняться, чтобы было удобно пить, но малейшая попытка возвращает в исходное положение, и грустная усмешка скользит по губам колдуна.
- Похоже, твой храбрый рыцарь даже не может подняться, чтобы попить, не то, что защищать прекрасных девушек от разбойников.
Ему бы хотелось оставаться для неё рыцарем, но не причислял себя к ним, и знал, что как только рана затянется, неважно, обретёт он к тому времени магию или нет, он обрушит свою ярость повстанцев.

+1

28

Алиса вприпрыжку вбежала на кухню. Служанки не было, поэтому Алиса не видела необходимости искать ее и сообщать, что хозяин дома очнулся. Она сделает это чуточку позже, потому что женщина сразу же начнет причитать, чтобы Томас подремал и восстановил силы. Алиса со свойственной ей долей эгоизма этого не хотела. Она так ждала его пробуждения и не намерена ждать еще.
Девушка налила воду из кувшина в деревянную кружку и осторожно понесла в комнату Томаса. Когда Алиса вошла, хозяин дома выглядел растерянным. Она заметила, что он разглядывает ее подарок, и довольно хмыкнула. Девушка подала ему кружку, а он осторожно убрал ее вышивку в сторону.
- Похоже, твой храбрый рыцарь даже не может подняться, чтобы попить, не то, что защищать прекрасных девушек от разбойников, - сказал Томас. Алиса с тревожным видом присела у изголовья кровати и помогла ему сесть.
- Это временно, - оттарабанила она. – Зато как ты раскидал этих разбойников, надо было видеть со стороны! Для меня это было вообще вновинку, никого никогда раньше не била дубинкой, - Алиса приняла мужественный вид. – Я и меч твой в лесу подобрала, вон он, у входа, - Алиса обернулась и указала на оружие, которое поставила возле двери, а после задумалась: - Наверное, Маргери не видела его. Лучше уберу, а то мало ли, меч может упасть и поранить кого-то.
С этими словами девушка встала с кровати и взяла меч, прислоненный к стене у двери. Алиса еще никогда не держала в руках настоящее оружие. Это одновременно и восхищало, и наводило страх. Ты становилась для всех героем, но и тем, кто может навредить.

Меч был красив и легок. На лезвии были выгравированы узоры и надписи, которые Алиса не могла перевести.
- Что здесь написано? – детский интерес загорелся в глазах ярким огоньком.
Алиса осторожно прикоснулась к узорам, провела пальцами по надписям. У нее появилось странное ощущение, что меч зовет ее, что у нее с этим оружием непременно возникла как-то связь. И, держа в руках меч, Алиса постепенно начала видеть все в ином свете, словно в туманной дымке. И вдруг на одно мгновение узоры на мече шевельнулись.
Алиса вскрикнула от неожиданности и едва не выпустила из рук меч. Потрясся головой, она снова взглянула на орнамент, но он оставался таким же, каким и был.
«Показалось», - подумала Алиса с облегчением.

http://funkyimg.com/i/28gNZ.gif

- Думала, порезалась, - нервно хихикнула девушка, переводя взгляд на хозяина дома. Не скажет же она, что ей привиделось волшебство? Томас, наверное, уже и так считает ее странной, не надо было говорить о каких-то видениях, которые не существуют, иначе он может подумать, что она сумасшедшая.
Алиса осторожно положила оружие на специальную длинную стойку, где не было других предметов. Там этот меч точно никому не навредит. Девушка нехотя отпустила рукоять меча и еще некоторое время смотрела на него, как завороженная. Может быть, она ждала, что узор на железе снова заиграет, а, может, ей просто нравилось свое отражение на блестящем лезвии. Она не могла ответить на вопрос, почему ее тянуло к оружию, но это была какая-то безумная мысль. Поэтому, опомнившись, Алиса вздрогнула и развернулась к Томасу. На ее лице вновь засияла улыбка.

+1

29

Наверное, стоило позволить себя ранить и лишить магии, чтобы видеть обеспокоенный взгляд в глазах той, кто каким-то чудом стала занимать важное место в сердце. И её беспокойство и забота были приятны, как бы не хотелось этого отрицать. И было приятно, что она считает его героем, рыцарем.
Алиса помогла Томасу сесть, и с её помощь это оказалось легче, чем, когда пробовал самостоятельно, и когда она заговорила с присущим ей оптимизмом, который он уже замечал не раз, колдун улыбнулся, делая маленький глоток из кружки. Но улыбка продержалась недолго, мужчина нахмурился.
- Ты не должна была возвращаться, - неодобрительно качнул головой Томас. Что было бы, если он не успел остановить того повстанца? Он бы увёл Алису к Белой королеве или убил бы, окажись она не той, кто им нужна. Кажется, она что-то говорила ему перед тем, как он отключился, но как бы он не напрягал память, он не мог вспомнить, а подозрения неприятно тревожили душу.
Алиса переключилась на меч, продолжая так же бойко верещать, беря его в руки. Томас замер. У меча и Бравного воина существовала связь, и если Алиса и есть тот самый воин, то она почувствует эту связь, и он пристально смотрел за тем, как поведёт себя девушка с мечом в руке.
- Не знаю. Это древние символы и значение их давно утеряно, - отвечает колдун на вопрос, но в его словах не было правды, за исключением того, что символы действительно были древними, но значение их он знал. Что-то вроде послания к Бравному воину, но не говорить же Алисе, что это и есть тот самый меч, которым можно убить Бармаглота. Она должна почувствовать это, и он следит внимательно за ней, пока она не вскрикнула, и Томас вскидывает голову, чуть сдвинув брови. Неужели она что-то видела?
- Будь осторожна, он острый, - делает вид, что верит и мягко улыбается, но некоторая настороженность всё ещё присутствует, пока девушка убирает оружие туда, где оно никому не причинит вреда. Надо будет спрятать его и от самой Алисы, чтобы она больше никогда его не видела. Ему не нравилась её реакция на меч, и это только усиливало подозрения, что она и есть Бравный воин.
Совпадений становилось всё больше, а желания избавляться от неё все меньше, и это становилось проблемой, решения которой пока не виделось. Расскажи он об этом королеве, она бы уже отдала приказ об убийстве девушки, но ему не хватала доказательств или просто убеждал себя, что их не хватает. Ему должно было хватить заинтересованности Алисой повстанцами, и вместо спасения он должен был убить её, а не позволять спокойно разгуливать по дому и прикасаться к оружию, которое в Бравный день может принести смерть нынешнему владельцу. Наверное, стоит всё сразу выяснить, пока не слишком поздно, пока ещё может отпустить.
Томас, наблюдая за Алисой, едва не забыл, что всё ещё держит в руках кружку, и вспомнил, когда чуть не пролил воду на одеяло, которым был накрыт.
- Алиса, я всё спросить тебя хочу, - начал он, прислонив голову к высокой спинке кровати, а кружку убрав на тумбочку рядом. – Почему повстанцы уверены, что ты и есть та Алиса, которая должна сразить Бармаглота? - ему словно было самому неприятно поднимать эту тему, и могло показаться, что его что-то вынуждает, что, впрочем, не было лишено истины. Он и правда не больно-то хотел знать ответ, страшась его услышать. - А, неважно, - тут же мотнул он головой, не давая Алисе сказать. Всё верно, он не хочет знать ответ, не сейчас. – Просто пообещай, что в следующий раз не будешь строить из себя героя и вступать в битву. Я благодарен тебе за спасение, но ты могла пострадать.
Наверное, всё-таки Томасу стоило спросить о чём-то другом, например, о мече, которым его ранили и который он хотел забрать, чтобы узнать, что в нём особенного, или всё же заставить Алису рассказать правду, правда, в его состоянии это было проблемно, но в какую-то долю секунду ему показалось, что его ранили не в бок, а в голову, потому что он был на грани того, чтобы сказать, насколько сильно его волнует судьба Алисы.

0

30

Алисе было интересно, как долго Томас будет готовиться к разговору на тему «той самой Алисы». Она не понимала, почему мужчина так желает узнать правду. Он не был сумасшедшим повстанцем и хоть и находился на стороне Красной Королевы, ни словом еще о ней не обмолвился, хотя повстанцы упоминали свою защитницу, как только выпадал подходящий момент. Все настолько было запутанным, что одновременно и притягивало, и отталкивало. Алиса – хорошая лгунья, которая могла ввести человека в состояние недоверия или вывести из него. Чувствовалось, что у хозяина дома есть подозрения на ее счет, но он так их и не озвучивал. Почему? Их первая встреча показала девушке, что Томас – человек прямолинейный. Так зачем ходить вокруг да около, чтобы спросить? Что мешает?
«Повстанцы даже и спрашивать не стали, - девушка смотрела, как Томас поставил кружку на тумбочку и облокотился на спинку кровати. – Сразу схватили меня и потащили к Белой Королеве. Может быть, Томасу просто не позволяют хорошие манеры? – Алиса тут же усомнилась в правильности своих слов. – Ну, да, хорошие».
Тяга взглянуть на меч еще раз усилилась, когда в памяти Алисы сверкнул его свет. Легкая дымка снова появилась перед глазами, и Алисе стало не по себе. Она мотнула головой, пытаясь избавиться от наваждения, но, наоборот, только усилила его. Нужно было отвлечь свои мысли, и Томас ей в этом помог.
- Алиса, я всё спросить тебя хочу. Почему повстанцы уверены, что ты и есть та Алиса, которая должна сразить Бармаглота? – этот вопрос Алиса не ожидала услышать. Не так прямо. Не сейчас, когда она только уверила себя в том, что Томас не хочет его задавать.
Что ей сказать? Правду? Она и так говорила ему правду в лесу. Повстанцы были сумасшедшими фанатиками, неужели он не помнит? Перед тем, как Томас потерял сознание, она все ему объяснила. Хотя, отчасти ее объяснения были неправдой. Алиса выдумывала на ходу, можно сказать, та Алиса, которая сейчас стояла перед Томасом и не знала, что ответить, тоже была выдумкой. Но это ее сон, и ей решать, что в нем будет.

http://funkyimg.com/i/28uvk.gif

Алиса придумывала свой ответ по крупицам, пытаясь не запутаться в той паутине, которую сама себе сплела. Девушка из деревни к югу от этого места, которая поспорила с друзьями и потерялась в темном лесу. Девушка из Англии, которая побежала за Белым Кроликом и провалилась в нору, ведущую в Страну Чудес, где все что-то хотят от нее.
Девушка, которая запуталась, кто она такая.
Окружающие знали лучше, кто она.

Но Алиса не хотела их об этом спрашивать, она разберется сама со своей судьбой. И вернется домой. Оставит Томаса. (Как можно его оставить?..). Или останется в Стране Чудес, если будет шанс на то, чтобы?..
Нет, исключено. Она не может этого сделать.
«Какие бы чувства я к нему не испытывала, это неправильно», - Алиса набрала в легкие побольше воздуха и шумно выдохнула, готовясь к очередному толкованию о том, что она не Алиса, в которой повстанцы видят Бравного Воина, но Томас ее перебил:
- А, неважно, - Алиса нахмурилась. Это какая-то игра? - Просто пообещай, что в следующий раз не будешь строить из себя героя и вступать в битву. Я благодарен тебе за спасение, но ты могла пострадать.
- Я не буду этого обещать, - с удивлением произнесла девушка, сложив руки на груди. Она может постоять за себя и других, если это необходимо, давать кому-то честное слово в обратном она не хотела. Зачем? Это же хорошо, что она старается кому-то помочь. – То есть, я не могу этого обещать, - поправилась девушка. – Обещания даются, если ты знаешь, что сумеешь их сдержать.
Алиса медленно подошла к кровати и села на край. Под усердным распрямлением подола платья, чтобы он не помялся, скрывалось нежелание смотреть на Томаса во время такого разговора. Иногда Алиса врала неумело и могла выдать свои эмоции. Сейчас она боялась, что поверит в пророчество и станет сражаться с Бармаглотом. И боялась, что Томас, если она это сделает, ее не поддержит. Да и кто она ему? Без пяти минут знакомая? Алиса уже поняла, что повстанцы и приверженцы Красной Королевы не ладят.
- Почему повстанцы просто не отвоюют трон у Красной Королевы? Почему Красная Королева просто не уничтожит повстанцев? – спросила девушка. Ей давно был интересен этот вопрос, потому что он казался ей правильным. – Зачем ставить друг против друга воинов, которые решат, кто победит? Это же глупо. И почему ты так боишься эту Алису?
Кровавая Королева или Королева света – почему они сами не сойдутся в схватке? Весь итог войны Страны Чудес перекладывали на плечи Бравного Воина, которым могла оказаться Алиса, и дракона, в существование которого Алиса даже не верила.

+1



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC