Рапунцель: запутанная история

В Сторибруке прошел месяц с тех пор, как Эмма Свон разрушила чары Злой Королевы и вернула героям и злодеям сказок воспоминания про их настоящую жизнь. Большинство горожан хотят вернуться домой, в свой мир, и ищут способ это сделать, но у Злой Королевы другие планы на этот город.

Под покровом волшебной ночи тебе послышится легкий стук. Но это не твое чудное воображение, это самая настоящая опасная и манящая Тень стучит по звонкому стеклу твоего окна. Она приоткроет тебе завесу в мир детских грез, и за руку отведет к чудесам и приключениям. Ты последуешь за ней? Хорошенько подумай, дружок, ведь обратной дороги не существует.

Вверх
Вниз

ONCE UPON A TIME ❖ SYMPHONY OF THE NIGHT

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ONCE UPON A TIME ❖ SYMPHONY OF THE NIGHT » БИБЛИОТЕКА ВОЛШЕБНИКА » Ray of light in the darkness


Ray of light in the darkness

Сообщений 1 страница 21 из 21

1

Ray of light in the darkness
Дети должны быть очень снисходительными к взрослым. Особенно к драконам.

http://49.media.tumblr.com/d8a54019ad8a8b105e536c8307f07b48/tumblr_nznyfyeE3s1qhtpi8o1_500.gif
http://media.tumblr.com/tumblr_m74i17L8441ql2gms.gif

Томас и Айлин
улицы города ❖ поздний вечер

О П И С А Н И Е
Только-только пало проклятье Злой Королевы, и многие жители Сторибрука, узнав в директоре школы Бармаглота, решили отомстить ему за свои страдания. В один прекрасный вечер чудесатые вывели Томаса из себя, и он обратился в дракона, готового разрушить все, что находится поблизости. Еще немного бы, и мистер Флеминг это сделал, если бы перед ним не образовалась маленькая девочка с сияющим сердцем, которая нисколько не боялась чудища и не хотела его уничтожить, даже наоборот, желала помочь ему, а для этого нужно было успокоиться и вернуться в человеческую форму. Её неожиданное появление не могло не заставить Бармаглота пойти навстречу Айлин...

Отредактировано Ailyne (13 февраля, 2016г. 20:17:02)

+2

2

Томас сдерживается изо всех сил, не позволяя ярости затмить сознание. Он держится, но люди – глупые создания, продолжают злить дракона, словно, не понимая возможных последствий и ещё меньше понимая, почему он не хочет обращаться и причинять кому-то вред. Не хочет ли? С каким бы удовольствием он бы сейчас порвал эту горстку людишек на мелкие кусочки и скормил бы своему любимому псу. Впрочем, нет, чем попало нельзя кормить собаку, лучше дворовым, бегающим в поисках пищи. Они растаскают прожаренные куски мяса, с аппетитом умяв всё до последней косточки. Они будут счастливы такому подарку.
Томас прикрывает глаза, чувствуя, как кипящая внутри ярость готова выплеснуться наружу, когда очередная порция обвинений достигает его ушей. Не предупреждали их, что нельзя злить дракона. Они забыли, какого это, когда Бармаглот оборачивает свой гнев против неугодных. До этого момента им нечего было бояться, потому что чудовище, которое они знали, жило по иным законам. Да, ему было неприятно отступать, но в этом городе все жили по одним законам, и приходилось подчиняться иным условиям игры, всё чаше забывая, что такое быть ведущей фигурой в партии. Наверное, стоит вспомнить и напомнить остальным, что сила ещё при нём, никуда не делась, и они совершили ошибку, придя к его дому с оружием. В чём они обвиняют? В преступлениях прошлого? У них не получилось расправиться с Реджиной, наложившей проклятие, и они решили, что смогут отыграться на другом чудовище, которое портило им жизнь, нагоняло страх, уничтожая целые деревни. Сложно было отрицать, что скучал по тем временам, но здесь было за что цепляться, чтобы не возвращаться к прошлому, а стоило хотя бы один раз.
Он пытался закончить всё миром, но они не слушают, и вынуждают использовать магию. Только понял принцип её работы в этом мире, и теперь со злой ухмылкой держал в руках огненный шар, отправляя его в толпу. Но это не успокаивает людей, хоть и заметил, как страх пробежался по каждому. Их всего пять человек. Зачем им рисковать, соглашаясь на заранее проигранное дело? Они же умрут, если не уйдут. Не понимают, а он знает, потому что чувствует, что на грани, и нет ничего, что его могло сейчас бы удержать. А он пытался, он честно пытался избежать жертв. Но вот задета гордость, и глаза вспыхивают алым до того, как понимает, что сорвался, и острая боль, но вместе стона от боли, вырывается рык, и люди в ужасе отступают назад. Поздно. Они не смогут уйти живыми, не смогут увидеть рассвет, и могут лишь наслаждаться последними секундами жизни перед тем, как испытать страшные муки перед смертью. Смерть покажется им избавлением, они будут рады её приходу.
Не стоило им приходить, напомнить о себе, своём существовании, упоминать о том, что они ненавидели королеву и её верного дракона. Ненависть к повстанцам разгорелась с новой силой, превратив тлеющий огонёк в огонь невообразимых размеров. Они не просто повстанцы, они посмели бросить вызов чудовищу, которое щадило их, но пощады больше не будет. Смерть. Им владела жажда крови, которую незамедлительно хотелось пролить, и он наступал на горстку напуганных созданий, только теперь осознавших всю невыгодность своего положения, а он медлил. Кто-то бросился на утёк, а кто-то попытался дать бой. Стрела пронзила чешую, и новый громкий рык разносится по вечернему городу, дракон хвостом отбрасывает в сторону стрелявшего, смотря на него с ненавистью и видя сквозь красную пелену. Напоминает кровь, а если прислушаться, то можно услышать, как она течёт по венам, гонимая бешено стучащим сердцем. Жертва напугана, отползает, тянется за оружием, но снова получает удар хвостом. Сомнительно, что после подобного выживет, но это уже было неважно. Дракон смотрел в совершенно другую сторону – на город, куда где скрылись остальные виновники произошедшего. Если кто-то сегодня умрёт, это будет на их совесть, потому что не послушали предупреждения, не вняли голосу разума. 
Он взмахнул раненым крылом и дёрнулся от боли. Чем он стрелял? Не похоже на обычную стрелу, что отлетела бы, не причинив вред. Эта тоже не убьёт, но пока она в крыле причиняла боль и неудобство. Не важно, впереди ждёт суд отчаянных.

+1

3

- Наконец-то я это сделала!
Айлин действительно была очень рада тому, что произошло: она на земле! На той самой земле, о которой она так мечтала! О приключениях, опасностях, необычных существах, о преданных друзьях и просто о человеческой жизни, такой насыщенной и настоящей! И она обязательно найдет то, о чем мечтала. Правда, вначале нужно выбраться из огромного кратера, который образовался на месте спуска Айлин на землю, а это было весьма проблематично для не подготовленной как физически, так и морально к такому повороту событий девочке. "Ничего, я отсюда выберусь..."
Первые попытки выбраться из западни выглядели весьма забавно, однако с каждым разом девочка становилась все напористей, и, в конце концов, она зацепилась за край кратера и еле-еле выкарабкалась. Все платье, в котором на данный момент пребывала звездочка, было испачкано, что не очень радовало его хозяйку. Хорошо еще, что прическа была в полном порядке. Да какое дело девочке до прически, если она теперь могла идти куда глаза глядят? То-то же. На улице темнело, и наступала пора Ночи вступать в свои права. Главное теперь, чтобы она не засияла там, где не надо. Устремившись вперед, вскоре она оказалась на странной дороге, неподалеку от которой была табличка с надписью "Добро пожаловать в Сторибрук". Ничего не оставалось, кроме как пойти по этой дороге навстречу новой жизни.
Эта новая жизнь началась, когда девочка добралась до окраин города и услышала крики людей. Малышка вздрогнула от таких ужасных звуков и интуитивно почувствовала опасность. Она боялась идти к источнику звука, но что-то говорило ей, что нужно туда пойти. И она пошла туда. Вскоре взгляду Айлин представилась ужасающая картина: огромный дракон, закончив с попавшимися на его пути людьми, начал продвигаться вглубь города, одновременно поджигая близлежащие дома. Из них начали выбегать люди, и некоторые из них чуть не стали хорошим ужином для чудища. Однако девочка почему-то перестала бояться, ей даже показалось, что он просто защищался, но сейчас перестал чувствовать границу между защитой и атакой. В ту же секунду она увидела и стрелу под правым крылом, которая причиняла этому существу боль. А дракон тем временем подвергал опасности еще большее количество людей. Малышка под действием какой-то внутренней силы бросилась под ноги созданию и, когда тот собрался выплевывать пламя из пасти, закричала:
- Стой! - в этот момент наступила гробовая тишина, которая напугала девочку. И люди, и дракон находились в шоке то ли от того, что у Айлин засияло сердце, то ли от её безрассудного поступка. - Успокойся, пожалуйста, я не собираюсь причинять тебе вреда. Я просто хочу помочь... - она аккуратно стала приближаться к этому созданию. "Пусть что будет, то будет..."

Отредактировано Ailyne (1 января, 2016г. 22:10:46)

+1

4

Люди боялись, но именно страх зачастую толкает на глупости, о которых начинаешь жалеть слишком поздно. Страх ведёт на ошибочный путь, финалом которого станет смерть, но не можешь свернуть, что-то не даёт, а за спиной стоит костлявая с косой и ждёт, когда оступишься. Это будет последний шаг, а потом кто-то сыграет реквием в твою честь. А стоило остановиться на секунду, прислушаться к внутреннему голосу, кричащему: «Остановись!», но нет, эмоции захлестнули разум и уже становится невозможно повернуть назад ни человеку, замахнувшегося на дракона, ни дракону, почувствовавшему вкус крови. Он рычит, обрушивая столпы пламени на врагов. Да, именно врагов, что окружали, а должны были бежать. Они же убегали, так зачем вернулись? Боятся, что навредит их родным? Не зря боятся. Дракон в ярости. Глаза блестят рубинами, а острые клыки так и норовят разорвать свою жертву, так неосторожно оказавшуюся рядом. 
Он слышит крик, крик, в котором столько желания жить, что задевает что-то человеческое, что не давало последние дни сорваться, а хотелось. Обрушить гнев на ту, что лишила прежней жизни, бросив в неизвестный мир, перечеркнув все воспоминания, заменив их ложными.
[float=right]http://s7.uploads.ru/a8l5q.gif[/float]Горит дом, и хозяин уже не думает о монстре, а обеспокоен тем, как спасти своё имущество. А люди всё не успокоятся. Мало им было пролитой крови, и они всё продолжали дразнить дракона. Но стоило отдать им должное, они не давали взлететь, да и стрела причиняла адскую боль при малейшей попытки пошевелить крылом. И страшный рёв разносился в ночи раз за разом. Всем он казался угрозой, а это был крик боли, но вместе с болью и усиливалась ярость на тех, из-за кого теперь страдал дракон. Она затмевала разум, не давала мыслить, и позволяла править чудовищу, которого Томас всегда старался держать под контролем. Но контроль пал, и он готов убивать всех, кто встанет на его пути. Всех, даже маленькую девочку, что бросилась ему под ноги.
Он видел в ней всего лишь жертву. Не важно, что она ещё мала, он не видел разницы между ней и закричавшей в ужасе женщины, что перепугалась за девочку, поступившей столь безрассудно. Им владело желание пересчитать все её косточки, чтобы показать пример остальным, что не стоит пытаться справиться с монстром, бой с которым будет заранее проигран.
Внезапный крик маленькой незнакомки останавливает. Слишком внезапный, чтобы дракон мог не среагировать, не услышать. Он замирает, как и остальные, дивясь её поступку, но что-то было ещё. Яркий свет, исходивший от неё, он слепит, не даёт видеть нормально, и Бармаглот делает шаг назад, и снова вырывается рык, когда нечаянно двигает крылом. Он прикрывает глаза, уже мечтая, чтобы все ушли, оставили его в покое, но он не может сдаться.
Сквозь полуопущенные веки он видит, как свет становится ближе и распахивает глаза, когда оказывается совсем рядом. Он чувствовал магию, но не было в ней угрозы. Что-то светлое, тёплое и успокаивающее. Дракон дёргает головой, стряхивая наваждение, и впивается взглядом в девочку. Почему она не боится? Как она может так смело приближаться к нему после того, что он устроил?
Люди расходятся, оказывая помощь раненым, а кто-то, наиболее любопытный, всё ещё рядом и что-то кричат, пытаясь остановить девчонку, но всё тщетно. Кто-то бросает камень, отвлекая на себя внимания, но добивается лишь того, что стена огня вырастает между зрителями и драконом, отделяя от людей и смелое создание.

+1

5

Айлин не было страшно. Она знала, что дракон не причинит вреда. Ничто не сможет причинить ей вреда: ни лед, ни пламя. В ней еще осталось сердце, сияющее изнутри, и пока оно находится в её груди, ничто не сможет причинить ей боль. Девочка делала шаги навстречу к чудищу, не чувствуя страха. Может, она просто не понимала, что такое страх, а, может, просто не могла его ощущать. Еще чуть-чуть, и дракон успокоится. Вот он смотрит на неё с недоумевающим взглядом, словно спрашивая, почему она не хочет его убить, как остальные, а наоборот, хочет ему помочь. Хочет помочь монстру, сжигающему все на своем пути. Айлин же просто знала, что он не такой, и, наверное, потому и не боялась.
Но вот какой-то идиот бросил в огромное крылатое создание камень, и то, разозлившись, создало огненную стену между ними и людьми. Одни попятились назад от испуга, другие еще больше раззадорились и запустили свои стрелы в дракона, но защита, созданная звездочкой из света и переливающаяся всеми цветами радуги, не позволила им даже приблизиться к ней и её другу. Она делала все это на интуитивном уровне, не задумываясь о том, что монстр может неправильно понять её. Девочке было все равно, что думает дракон, главное, чтобы никто не пострадал, и он тоже. Не пострадал из-за того, что он - не такой, как все.

- Успокойся, пожалуйста... Не знаю, что ты сделал, но чем больше ты нервничаешь, тем больше заставляешь их так реагировать. Тебе нужно прийти в себя, я тебя в обиду им не дам... Почему я должна бояться и сторониться тебя лишь потому, что ты - другой? - Айлин слегка улыбнулась и, посмотрев на своего собеседника, начала приближаться к ране. Она видела, как его хвост дергался, но ведь нужно было его вылечить. Кто знает, какой гадостью были смазаны стрелы. Девочка положила руку на кровоточащую дыру в теле дракона, и её постепенно начал наполнять свет. Вскоре от раны не осталось и следа, и малышка отошла от монстра и проговорила: - Ты можешь превратиться в человека? Если да, то сделай это, пожалуйста, а то люди будут неправильно воспринимать все то, что я пытаюсь сделать для тебя, - превращение не заставило себя ждать, и тысячелетний ребенок подошел к незнакомцу и протянул руку навстречу, помогая встать, - Меня Айлин зовут, а Вас?

http://s2.uploads.ru/t/Y6ycu.gif

Отредактировано Ailyne (13 февраля, 2016г. 20:04:57)

+1

6

Дракон настороженно смотрел на незнакомку, пристальным взглядом следя за каждым ее движением. Он не доверял ей, как и тем, кто стоял за стеной огня, продолжая что-то кричать, но часть людей уже ушла и остались только те, кто беспокоился за маленькую безрассудную девочку, что так неосмотрительно приближалось к дракону, своей решительностью заставляя его пятится назад.
Он резко вскидывает голову, видя град стрел, но каждая отскакивает, встречая невидимый барьер. От барьера не шла угроза, но все же Бармаглот не понимал зачем он, если незнакомка утверждает, что не хочет ему навредить. Зачем тогда магия? Но не нападает на нее, а, может, следовало бы.
Тянет руку к ране, и белый свет проникает внутрь, даря приятную теплоту, снимающую боль. Дракон шевелит крылом, смотря туда, где была рана, но теперь уже не чувствует боли. Ничто не мешает ему взлететь и отомстить обидчикам. Сквозь красную пелену, застилавшую глаза, он видит жалкую горстку людей, недавно выступавшими в роли героев, но на самом деле трусы. Они боятся его, но прячут свой страх за смелостью. И стоит только один раз дыхнуть на них огнем, и они разбегутся.
От сладкой мести отвлекает голос незнакомки. Все трусы, кроме нее. Она не боится дракона, помогая ему, не думая о том, как это воспримут люди. Ни капли страха, и тем удивительнее она была. Словно насмешка судьбы, говорящая о том, что не такое и жестокое чудовище Бармаглот, раз его способен усмирить ребенок.
С небольшой заминкой, Томас все же возвращает облик человека, и девочка представляется, протягивая ему руку, помогая подняться с земли. Где-то в душе недовольно фыркнула гордость, которую и без того задевало то, что дракона успокоила маленькая девочка, но агрессии от неё не чувствовалось или она так хорошо её прячет. Колдуну было проще поверить в последние.   
- Томас, - называет и он себя, опуская фамилию, и сдвигает брови, хмурясь. - Кто же ты? - задает он мучавшей его вопрос. Он хочет знать, кто вылечил его. Хочет понять, кто перед ним, но как бы не напрягал память, он не мог вспомнить ее. По возрасту она должна учиться в школе, но он знал всех учеников, а ее видел впервые.
Со стороны кто-то закричал, снова браня дракона. Томас закатил глаза, скривив в презрении лицо. Когда они уже успокоятся?
- Надоели, - бросает он и окутывает себя и Айлин багровой дымкой, которая рассеивается, когда они оказываются в доме Бармаглота. - Надеюсь, у них хватит мозгов не врываться в дом, - ни к кому не обращаясь, произнес колдун создавая магией свое поле вокруг дома. Оно не должно будет пропустить их в дом, но и выпустить тоже, если только девочка не наделена более сильной магией, чем он.
- Так на чем мы остановились? - развернулся Томас к гостье и выглядел уже более веселым, чем раньше. - Ах да, хотелось бы знать кто ты и с чего вдруг решила помочь дракону. Меня можешь не бояться. Его кстати тоже, - кивнул он на пса, вынырнувшего с кухни. Самоед, проигнорировав хозяина, бросился к девочке, словно знал ее или просто не чувствовал в ней зла.

+1

7

Перед девочкой сидел мужчина с черными, как смоль, волосами и серо-голубыми холодными глазами, в которых она могла видеть то ли грусть, то ли надежду - она не могла точно этого понять. Но в них оставалось что-то светлое, теплое, человеческое. В людях, которые находились вокруг этой парочки, она этого не увидела. Она увидела только ярость, злобу, обиду. Конечно, были среди них и те, в чьих глазах читался страх перед чудовищем, но в остальных она увидела то, чего не ожидала увидеть. Она думала, что люди не могут быть настолько бесчеловечны. За всю свою жизнь она видела много таких ситуаций, но она смотрела на них с неба, была только наблюдателем. Теперь же она сама была участником этой истории и должна была делать из неё выводы. Только какой вывод должна была сделать Айлин? Что люди плохие и что их нужно сторониться? Нет. Она сделала все правильно, сделала так, как ей говорила совесть, и ей не стыдно за свой поступок. Она, наверное, даже гордилась собой: она, еще дитя (да ладно, какое там дитя, если уже тысяча лет исполнилось!) спасла дракона от гибели!
От этой мысли её отвлек незнакомец, представившийся Томасом и спросивший, кто же она такая? Звездочка растерялась: она думала о том, что делать в подобной ситуации. Сказать правду? Во-первых, он вряд ли поверит, во-вторых, даже если поверит, либо попытается съесть её сердце, либо еще что-нибудь нехорошее сделает - она убедилась в этом, наблюдая за атаковавшими дракона людьми. Солгать? Может почувствовать, что она что-то недоговаривает. Как же тогда поступить?
- Я... Как бы это так сказать... - не успела малышка продумать план дальнейших действий, как вдруг кто-то опять начал высказывать свое мнение насчет её новоиспеченного друга. Удивительно, но мысли дракона и звезды совпали, и потому их голоса прозвучали в унисон. Тут произошло то, чего Айлин опять не ожидала: она и Томас переместились. Похоже, место, в котором они оказались, было убежищем дракона. Единственное, что немного огорчило девочку, это отсутствие ярких, жизнерадостных цветов. Правда, и тут были свои плюсы: сочетание синего, фиолетового, черного, местами бирюзового цвета и цвета индиго напоминали ей небо, с которого она спустилась на землю. Пока дракон создавал вокруг дома магическое поле, Звезда Света и Мечты с преогромнейшим удовольствием рассматривала старинную музыкальную шкатулку, сверху посыпанной серебряной пылью и инкрустированной драгоценными камнями. Она немного вздрогнула, когда Томас обратился к ней, но затем более-менее успокоилась. К ним навстречу выбежал огромный, белый и пушистый пес с черными, как уголек в камине, глазами, который, похоже, был рад приходу гостей и начал облизывать руку присевшей Айлин. - Какой же ты хороший... - заметив на себе взгляд Томаса, она встала и, вздохнув полной грудью, сказала все так, как есть, - Звезда. Это действительно так... Если не веришь, то, по-твоему, почему мое сердце сияет? Тебе же я решила помочь, потому что мне показалось, что ты просто защищаешься и не хочешь, чтобы эти... Сказала бы кто, но воспитание не позволяет, тебя трогали.

Отредактировано Ailyne (9 февраля, 2016г. 11:59:51)

+1

8

Цезарь недолго покрутился рядом с Айлин, убежав за любимой игрушкой - небольшой красный мяч, - и цепко ухватив его зубами прыгнул на диван, отпуская мяч и удерживая его лапами. Томас присел рядом, потрепав его по холке, и тот, недолго думая, положив голову хозяину на колени, ожидая продолжения ласки, и в какой-то степени ее получил. Мяч он снова удерживал во рту. Томас выдернул игрушку и бросил в сторону, отправляя пса за ней, чтобы не мешал разговору, но четвероногий друг тут же вернулся, требуя продолжения игры. Оставалось только игнорировать его, но это было не так просто.
- Магия бывает разной, и твое светящееся сердце, как и мое превращение в дракона, всего лишь одни из ее проявлений, - заметил Томас, относясь с недоверием к ее словам, но все же жестом пригласил сесть. Он никогда не слышал, чтобы звезды спускались на землю, и, может, меньше бы удивился, если бы встретил звезду в Стране Чудес, где все возможно и разнообразная магия живет совсем рядом. Были же у него единороги, которые в целом считались давно вымершими существами. - Не самое удачное сравнение, - проносится в сознании колдуна, но иного у него было.
Ему всегда было сложно доверять, а даже то, что перед ним ребёнок не давало поводы доверять ей. Впрочем, не покажи она необычную силу и не рассказывай небылицы, в которые очень сложно было поверить, он вёл с ней себя совсем по-другому.  Но тогда сомнительно, что сидела бы напротив хозяина дома, а не была бы уже мертва или была где-то далеко от дома.
Самоед развалился у ног, словно охраняя хозяина, успокоившись, когда понял, что играть ним сейчас никто не будет, и лишь иногда бросал грустные взгляды то на хозяина, то на его гостью.
– Ну хорошо. Допустим, я тебе верю, - Томас откинулся на спинку, не сводя глаз с девочки, и не смотря на его слова, его тон говорил об обратном. Он все еще не верит ей и не скрывает этого. Да и как поверить, если тебе говорят то, что может быть только в сказке? Детской, наивной сказке, в которую он никогда не сможет поверить. - Тогда скажи мне, с чего вдруг звезде спускаться на землю?
- И судя по внешнему виду, очень молодая звезда, - мысленно добавляет он, что дает еще один повод к недоверию. Она же ребенок, а насколько он помнил, она была совсем одна, когда бездумно бросилась усмирять дракона. И как такое могло ей в голову прийти? И было это дико и не обычно. Он не привык, чтобы его защищали. Убить? Да, таких были сотни, но никто не желал выступать в роли защитники дракона, тем более дети, которые превратили Бармаглота в свой ночной кошмар.
- Я так и не поблагодарил тебя за помощь, - немного поздно очнулся колдун, не привыкший выражать благодарность, а от того и слова давались с трудом. Просто не привык, чтобы ему помогали. Не считая служанки в Стране Чудес и Алисы, таковых не было. Все хотели ему смерти, и готовы были на все, чтобы получить желаемое. - Спасибо, - не громко произносит он, но взгляд опущен на собаку, словно ей выражал благодарность, а Цезарь только и повёл ухом, но голову не поднял, будто понимая, что слово адресовано вовсе не ему.

+1

9

Конечно же, девочка понимала, что ей вряд ли поверят, но поступить по-другому она не могла. Соврала бы - вызвала бы еще большее недоверие, а этого ей совсем не хотелось. Ей хотелось побольше узнать о Томасе, познакомиться с ним поближе и, может, чем-то помочь ему. Она чувствовала, что он сомневается в правдивости её слов, но что поделаешь, такова правда, и её никак не изменишь.
А пес все крутился вокруг них. Он всеми силами пытался отвлечь хозяина от разговора, желал, чтобы на него обратили внимание, чтобы поиграли, но Томасу было не до этого, и потому "большой пушистый комочек на лапках" постепенно смирился с этим и периодически поглядывал то на хозяина, то на гостью. Она даже немного улыбнулась, наблюдая за поведением пса.
Вскоре Томас знаком показал, что хочет нормально поговорить, и предложил присесть, от чего девочка за достаточно большое время ходьбы не отказалась бы. Она подошла к бордовому креслу, обитому бархатом, и села на самый краюшек. "Нужно всегда вести себя так, чтобы никто не смог догадаться о твоих недостатках. Кажется, Ивейн так говорила?" Айлин немного волновалась, ибо она никогда не попадала в подобную ситуацию. Она только слышала о таком от сестры, которая частенько с этим встречалась, но вот юная звездочка не знала, что делать. Томас все это время не спускал с неё глаз, а затем, завалившись на спинку кресла, проговорил:
– Ну хорошо. Допустим, я тебе верю. Тогда скажи мне, с чего вдруг звезде спускаться на землю? - в его голосе чувствовалось недоверие, и девочка поняла, что она должна быть с ним честна во всем. Иначе нельзя.
- Я хочу узнать правду. Правду о людях. Мне с самых первых дней говорили, что люди - злые существа, что они только и ждут того момента, когда звезда спустится на землю, чтобы поймать и съесть её сердце. Вначале мне казалось это правдой, но, когда на землю упала Ивейн, я начала сомневаться в правдивости слов более взрослых звезд, чем я или моя старшая сестренка. Ивейн восемьдесят лет правила Штормфилдом и повстречала на своем пути очень много самых разных людей, но практически никто из них не желал ей зла или гибели, даже наоборот, все они были ей надежной опорой и поддержкой в трудные минуты... - Айлин рассказывала все это искренне, не боясь за возможные последствия. Она говорила это с душой, потому что говорила правду Томасу. Она сделала небольшую паузу, осознав, что, возможно, выдала так много информации, что её друг в ближайшее время не сможет её переварить, и проговорила: - Я хочу узнать правду, которой не смогу найти там, на небе.
Ей нужно было отдышаться - уж очень горячо и увлеченно она говорила о том, что было на самом деле. Но нормально отдышаться ей не удалось: Томас поблагодарил её, правда, получилось так, что он благодарил свою собаку за спасение жизни, а не девочку. Пес же теперь игнорировал слова хозяина.
- Да не за что. Всегда буду рада помочь... - страх начал уходить, малышка чувствовала себя более уверено, и потому она позволила себе сесть поглубже в кресло и положить руки на подлокотники. Оставалась только одна проблема, которая заключалась в том, что в доме было холодно. Несмотря на все свои старания скрыть неприятные ощущения, Айлин дрожала и к этому моменту перестала чувствовать пальцы.

Отредактировано Ailyne (11 февраля, 2016г. 20:36:54)

+1

10

Томас ждал ответа, но, когда он прозвучал не смог скрыть удивления. Звёздочка, решившая узнать больше о людях? Он мог бы многое ей рассказать: на что люди способны и сколько на самом деле в них доброты, и как за добротой они прячут ложь и лицемерие, добиваясь желаемого и уничтожая своих врагов. Это была бы история, в которой главным атрибутом были реки крови и слёз, но стоило ли этим пугать ребёнка? Не лучше дослушать до конца и просто поразиться тому, что где-то люди смогли принять девушку с сияющим сердцем и позволили ей стать правительницей целого государства. Томас помнил, как тщательно ему приходилось скрывать о том, кто он, пока был королём. Как же это было давно!   
Айлин говорила так горячо и торопливо, что не поверить ей было очень тяжело, и, возможно, если бы дракон давно не разочаровался в людях, он без сомнений поверил бы ей. Но она ребёнок, в чьих глазах столько искренности и желания убедить в правдивости своих слов, что Томас теряется. Он не знает, как ему поступить. С одной стороны, с ней его ничего не связывает, но с другой – она помогла ему и именно благодаря ей он сейчас сидит в своей гостиной, а не продолжается бороться за свою жизнь, которая последнее время всё чаще грозила оборваться. Странно и до неприятного смешно. В который раз его самолюбие задевают, и снова эта делает слабая половина человечества: то это было королева, то – Алиса, теперь дитя, которому бы ещё в куклы играть, а не выступать в роли героя. 
Айлин заканчивает свою речь, а хозяин дома не спешит отвечать, задумавшись над услышанным, не спеша поглаживая по мягкой шёрстке самоеда.
- Твоей сестре повезло, - спустя около минуты молчания, наконец, произносит Флеминг, поднимая глаза на девочку. – Тебе оказалось мало её рассказов и захотела узнать всё самой? Я бы не назвал это мудрым решением, - он не собирался отчитывать её за безрассудный поступок, но его тон был серьёзен. Девочка-звезда со светящимся сердцем… Какую силу даёт её сердце? И сколько злодеев захотят заполучить его, увеличивая свою силу? Томас даже мысленно опасался задавать эти вопросы. И он мог быть одним из них, но ему не нужна силы звезды. Ему хватает того, чем наделила его природа, разве что получить силы Тёмного…
- Не знаю, насколько тебе можно верить и как давно ты на земле, но могу точно сказать, что ты оказалась не в то время и не в том месте, и не с тем сердцем, - колдун смотрел на исходящий от новой знакомой свет. Волшебство только вернулось в город, и будто заново к нему привыкал, видя нечто удивительное всего лишь в сияние сердца. -  Тебе лучше скрыть сияние, пока не нашлось желающих его погасить. Город наполнен не только героями, но и злодеями, и лучше будет, если они не будут знать, что здесь объявилась звезда, - всего лишь предупредить, уберечь от опасности ту, что рискнула выступить в защиту дракона. Её смелость заслуживает того, чтобы ей помогли выжить в городе, где совсем скоро начнётся столкновение интересов, потому что ни один злодей не захочет отсиживаться в сторонке и выполнять роль зрителя. Возможно, за исключением самого Брамаглота, который не собирается ни во что вмешиваться, пока не будет того, что действительно заслужит его внимания.

+1

11

Звезде эта ситуация была в новинку, поэтому она не знала точно, что делать дальше. Вроде бы она все сделала, но чего-то не произошло, чего-то не хватило или чего-то было слишком много. Может, она слишком много рассказала? Да вроде бы нет, все было в границах разумного. Сказала мало? Тоже нет, она даже остановиться еле смогла. Тогда чего? Она не знала. Но, как говорил Тристан, момент ушел, и ничего теперь не изменить.
Тем не менее, она заставила Томаса призадуматься, правда, неизвестно, над чем - над правильностью поступка или над возможностью ей доверять. Скорее всего, над обеими вещами. Зато Айлин не слышала, чтобы голос совести ей что-то говорил, значит, все было сделано правильно. Она чувствовала себя более уверено, нежели в тот момент, когда она бросалась под ноги дракону. В его убежище малышка чувствовала себя спокойно, безопасно, знала, что никто не сможет причинить ей вреда. Если бы не желание изучить весь человеческий мир, то она, наверное, осталась бы здесь надолго, если бы не навсегда. Несмотря на всю мрачность комнат, здесь имелось место душевному теплу и уюту, которого частенько не хватает людям, да и живым существам вообще.
Спустя какое-то время Томас проговорил, что её путешествие из родного дома в новый, неизведанный и непонятный мир сложно назвать мудрым решением, и Айлин мысленно согласилась с ним. Да, это было безрассудно и беспечно спускаться на землю, почти не подготовившись к жизни среди людей. Но ведь ей нужно было спуститься - по-другому узнать правду у неё не получится. Задержись она там, на небе, еще ненадолго, и тогда бы её мечте не суждено было бы сбыться, а за мечту нужно сражаться, как и за правду.
Но потом дракон посоветовал девочке скрыть свое сияние, дабы никто из злых людей хотя бы первое время не знал, что на землю спустилась звезда. Проблема только в том, как это сделать. Ивейн, научившись управлять эмоциями, смогла какое-то время скрывать сияние, но у Звезды Света и Мечты этот трюк не проходил. Тут нужен был другой подход. "Нужно подумать над этим..." Только думать об этом она сейчас не могла - в доме было слишком холодно...
- Я не знаю, как это можно сделать. Моя сестра могла его контролировать при помощи эмоций, но у меня никогда не получалось сдерживать сияние - как бы я не сдерживала свои переживания, мое сердце продолжало светиться. Может, есть какой-то артефакт, способный скрывать хотя бы ненадолго истинную сущность своего владельца? - понимая, что скоро она совсем замерзнет, малышка спросила: - А у тебя есть что-нибудь теплое? Просто тут очень холодно...

+2

12

Немного не привычно разговаривать с ребёнком и желать ей помочь, и чувствовать себя, будто всё так, как и должно быть. Ничего, что его всю его жизнь причисляли к злодеям, а он вдруг вполне искренне хочет помочь спустившейся с неба звезде, что выглядела как ребёнок и совсем не разбиралась в людях. Пожалуй, она не заслужила, чтобы сразу быть разочарованной.
Томас кивнул на вопрос, поднявшись с дивана и проследовав в одну из комнат, где из шкафа извлёк плед. Сам он не чувствовал холода, поддерживая в доме ту температуру, чтобы чувствовать себя уютно. Впрочем, до сих пор никто не жаловался, что в доме холодно, и, может, это особенность какая-то особенность звёзд?
Чем больше он узнавал о новой знакомой, тем больше хотелось узнать о звёздах. Может быть, не сейчас, а позже пригодится это знание, а пока осторожно можно расспросить о том, какой в действительно владеют звёзды. Но в тоже время дракон чувствовал себя неуютно от того, что, прожив на свете сто пятьдесят лет, он не имел представления о том, что звёзды – это не просто светила, а целая раса, обладающая магией. Было бы неразумно терять возможность больше узнать о них, но если пытаться, то не тем путём, которым следовал обычно, а нечто новое и непривычное. Это было обычное желание узнать больше о мире, не подпитанное мечтами об увеличении собственных сил. 
- Накройся,- протянул Томас плед гостье, вернувшись в гостиную. Цезарь не растерялся, прыгнув к девочке, словно тоже желая согреть её своим теплом, хотя на самом деле любил всю мягкое, и поваляться на пледе никогда не упустит возможности. Анастасия за это терпеть его не могла и часто ругала, а дракон позволял. Наверное, люди бы удивись, узнай, что он так сильно любит свою собаку, в то время как в жене, к счастью уже бывшей, не испытывал абсолютно ничего.
Обдумывание того, как помочь, Айлин о том, что сделал для колдуна отец когда-то в прошлом, а именно то время, когда Томас, будучи подростком, не справлялся с чудовищем, а то жаждало свободы и крови. 
- В детстве, когда мои силы только пробуждались, отец подарил мне кулон, который помогал сдерживать дракона, - заговорил Флеминг, подходя к камину и разводя огонь, не применяя магию. – Он не мог скрыть истинную сущность, но хотя бы позволял держать ящера под контролем. Не думаю, что тот кулон можно найти здесь, но что-то похожее сделать можно, - в голосе не хватало уверенности, но колдун готов был попробовать, чтобы помочь маленькой звёздочке. 
Томас не спешил возвращаться на диван, оставаясь у камина, наблюдая за огнём. Дракон внутри зашевелился, чувствуя родную стихию, и колдун прикрыл глаза, пропуская через себя тепло, едва не забыв, что в доме он не один.
- Можешь сесть ближе к огню, - вспомнил он об Айлин, открыв глаза, приглашая сесть рядом. Здесь она точно быстро согреется. – И не забудь напоить горячим чаем, - в голове довольно ясно звучит голос служанки, которая работала в его в Стране Чудес. Она бы удивилась, если бы узнала, что она проявляет заботу о незнакомой девочке, но о элементарном гостеприимстве он и правда забыл. Хотя кто бы его обвинил? Гостей он никогда не любил принимать в доме. – Не знаю, чем питаются звезды, но могу предложить только чай или кофе. Сомневаюсь, что всё остальное ты будешь пить, - усмехнулся Томас, вспоминая о своих запасах алкоголя, и если бы не маленькая гостья, он бы уже начал сокращать эти запасы в попытки залить им ненависть к пытавшимся убить его людям.

+1

13

Айлин была благодарна Томасу за заботу. Он проявил себя как гостеприимный и внимательный к гостям хозяин дома, которому не безразлично, как себя чувствуют его визитеры. Он дал девочке теплый, мягкий плед, по цвету напоминающий морскую гладь. Этот цвет очень понравился звезде, и она с преогромнейшим удовольствием закуталась в него. На неё тут же прыгнул и пес Томаса, который, как ей показалось, тоже хотел согреть малышку. Она улыбнулась и, вытащив руку из-под одеяла, погладила милое и пушистое существо, хорошо устроившееся на ней.
Томас рассказал о кулоне, способном сдерживать проявление магии, и его слова не могли не обрадовать тысячелетнего ребенка. По крайней мере, если бы эта вещица оказалась у неё, то она могла бы спокойно ходить по городу и изучать людей, столь странных и непонятных для понимания. Они такие разные, такие непохожие друг на друга и одновременно имеющие одно и то же желание быть счастливыми. Наверное, именно эта черта привлекала малышку. Желание быть счастливым, иметь семью, помогать родным и близким, стремление к новым открытиям - все это было ей близко, и поэтому она понимала людей лучше, чем старшие сестры.
Она по предложению дракона подсела поближе к огню. Он обжигает, но малышка не понимала этого. Может, дело все в том, что она никогда не ощущала этого раньше, а может, просто в том, что она воспринимала мир по-другому и потому огонь не причинял ей вреда. Он согревал её и танцевал на угольках в камине. Девочке очень нравился танец огня - завораживающий, многим он кажется опасным, но ведь огонь просто всю свою жизнь веселиться и хочет приносить в мир свет и тепло, пусть и уничтожающие окружающие огонь вещи.
Но вскоре Томас заговорил, и, как оказалось, он не знал, что едят звезды. Айлин улыбнулась и ответила:
- Мы едим то же, что и люди, просто наши сердца сияют, и живем мы по несколько миллиардов лет... - она решила рассказать свою историю, ибо человек, рядом с которым она сидела, был на данный момент единственным, кому можно было довериться, - Когда я была там, на небе, некоторым звездам уже исполнилось сто миллиардов лет, а я была самой маленькой - недавно тысяча лет исполнилось. В этом возрасте каждая звезда начинает олицетворять какое-то качество, стихию или эмоцию. Ивейн, Полярная Звезда, олицетворяла надежду, её возлюбленный Тристан, иначе - Сириус, был Звездой Отваги, а я... Звезда Света и Мечты, звезда-хранительница детей... - сделав небольшую паузу, звездочка продолжила: - И еще получилось так, что я одна умею колдовать. Не знаю, может, это из-за того качества, за которое я отвечаю, то ли просто мне повезло, но все же факт остается фактом. Другие звезды меня вначале боялись, потому что не знали, что им я не причиню вреда. Зато после многие собирались посмотреть на световые шоу, которые я иногда создавала, - Айлин закрыла глаза и показала свои способности на практике. И весь зал вскоре был освещен всеми цветами радуги, которые словно вытекали друг из друга, плавно сменяли свои положения, а из света звезды появлялись неосязаемые фигурки животных и растений. Под конец девочка создала замечательный фейерверк, напоминающий падающие звезды, какими их видят люди на земле. Она открыла глаза и задала вопрос: - Тебе понравилось? - ей очень хотелось услышать слова поддержки со стороны дракона и искренне надеялась, что он правильно поймет её магическое действо в комнате.

+1

14

Айлин по совету Томаса села ближе к огню, и пёс прибежал следом за ней, пытаясь урвать и для себя кусок мягкого пледа. Играя, вцепившись зубами в край, и тянул на себя. Пришлось на него шикнуть, и самоед состроив виноватую морду, просто лёг рядом, тоже слушая удивительную историю маленькой звёздочки.
- Несколько миллиардов лет? – от неожиданности Флеминг присвистнул. – Ради такого можно было бы поохотиться за сердцем звезды, - хитрый взгляд скользнул в сторону Айлин, а весёлый тон говорил о том, что он несерьёзно. У него не было стремления прожить так долго, ему хватит и того, что отведено дракону, а это тоже не так мало, чтобы пожелать большего. Хотя кому-то и этого кажется мало. Например, отец рассказывал, как дед последние лет двести своей жизни искал способ, как ещё продлить жизнь, но и он тогда, видно, не знал о том, что можно осуществить мечту за счёт чужого сердца, которое принадлежало звезде. Необычно и может показаться, что это мысли сумасшедшего. Но стоит уже смириться, что магия преподносит удивительные сюрпризы, которые зачастую кажутся немыслимыми и необъяснимыми. Как, например, тысячелетний ребёнок рядом.
Айлин закончила рассказ показом своих способностей, преобразив дом до неузнаваемости. Раньше в нём присутствовала мрачность, а теперь колдуна ослеплял феерия красок. Это было скачано красиво, и он знал ту, кому бы это несомненно понравилось. Она была бы в восторге. Он помнил, как ей нравилось всё красивое и необычное, а это было волшебно.
-  Алисе бы это понравилось, - нахмурившись, отгоняя воспоминания, совсем тихо произнёс Томас, смотря на таявшую совсем рядом фигурку. – Так, значит, звезда Света и Мечты. Ты осуществляешь желания? – быстро собрался Флеминг, отгоняя тоску. Не самое подходящее время ей поддаваться, когда он может просто наслаждаться вечером в обществе девочки, обладающей довольно интересными способностями.
- Не ты одна умеешь устраивать шоу, - весело улыбнулся мужчина, проводя рукой рядом с огнём, едва его не касаясь, а когда убрал два маленьких огненных человечка начали танец, повинуясь лишь им слышимой музыки. Вокруг кружились искры, создавая им фон. Ещё один жест и к человечкам присоединяются единороги, которые тоже оказываются задействованы в танце. Небольшое огненное представление, родная стихия. Обжигающая, но родная, приятно греющая душу. И Томас позволяет одному человечку прыгнуть ему на руку, поклонившись Айлин и начиная выполнять различные трюки, предназначенные для того, чтобы рассмешить девочку.
Мужчина покосился в сторону девочки, следя за её реакцией. Он давно не использовал магию вот так просто, для своего развлечения. Впрочем, последние двадцать восемь лет вообще прошли без магии, и стоило вспомнить какого это, владеть такой силой, способной как к созиданию, так и разрушению. А представлением заинтересовался даже Цезарь, подняв голову и с интересом наблюдая за тем, что происходит, забавно приподняв ушки.

+1

15

Удивительно, но в этом доме девочка чувствовала себя очень комфортно. Такое ощущение, что она всегда здесь жила и никогда не рождалась на небе. Странное ощущение уюта, тепла, несмотря на то, что здесь было достаточно холодно и мрачно. И все же ей казалось, что она когда-то давно была в этом доме, и это ощущение не давало ей покоя.
Она поняла шутку Томаса про сердце звезды и тоже рассмеялась. Она чувствовала, что ему не нужно её сердце, и замечала в его глазах веселую искорку, которую, наверное, мало кто из окружающих его людей замечал. Они видели в нем страшное чудище, но ведь он не был таким. Его поступки говорили об обратном. Айлин чувствовала в нем свет, чистый и нежный, и была готова доказать всем остальным, что её новоиспеченный друг на самом деле очень хороший человек, хотя дракона человеком вряд ли назовешь.
Вскоре последовал вопрос о том, что она может. Малышка еще больше улыбнулась и ответила:
- Нет, желания я не исполняю, за это всегда отвечала Альциона, одна из семи сестер-близнецов, но я могу другое - видеть в душах людей свет, который другие могут и не замечать. А самое светлое, что есть у человека даже с самой темной душой - это его мечты. Они никогда не бывают темными, в них всегда отражается светлая часть любого живого существа. И еще могу претворить эти мечты в жизнь...
Оказывается, Томас тоже умел создавать шоу. Малышка никогда не видела ничего подобного: он вначале создал из огня двух маленьких человечков, которые танцевали под известную только им музыку, затем рядом с ними появились лошади с рогами во лбу, которые очень напоминали единорогов из рассказов Голубой Звезды - защитников звезд на земле, а потом один из человечков прыгает на ладонь к доброму дракону и, поклонившись девочке, начинает выполнять самые нереалистичные трюки. Звездочка не могла оторвать глаз от этого зрелища. Она даже не заметила, как комната постепенно согревалась, и под конец девочке уже не требовался плед, ибо температура в доме была достаточно высокой. Когда все закончилось, она не смогла сдержать свой восторг и, обняв "доброго волшебника", как мысленно его назвала Айлин, проговорила:
- Это было невероятно красиво! Я никогда в своей жизни ничего подобного не видела! Спасибо тебе большое за такое волшебство! А ты можешь меня этому научить? Пожалуйста...

+1

16

Ещё совсем недавно Томас хотел испепелить весь город, испытывая жгучую ненависть к его жителям и особенно к тем, кто посягнул на его жизнь.  Они посмели нарушить границу, за что должны были поплатиться, но проходит совсем немного времени, и дракон об этом уже не думает, расслабившись в компании девочки-звезды, играя с магией. Он и сам не смог бы объяснить, откуда у него такое доверие к новой знакомой, что он больше не подозревает её ни в чём и верит в её историю, и не пытается показывать тёмные стороны, как это обычно бывало раньше, а просто ведёт себя естественно, не думая о том, чтобы прятаться за какими-то масками. Может, это ошибка и всё дело в магии звезды? Он отмахивается от этой мысли, не веря, что она как-то могла повлиять на него. Слишком светлая, чтобы использовать свои силы во зло. Детская неиспорченная тьмой доброта и наивность, и даже Бармаглоту в своё время пролившего море крови, не хотелось, чтобы она лишилась этого.
Когда Айлин упомянула, что может претворить мечты в жизнь, почему-то сразу подумалось об Алисе. Может ли она, если не помочь быть с ней, то хотя бы сделать так, чтобы Алиса простила за то, что он сделал в Бравный день? Хотя, наверное, не стоит. Пусть лучше она злится и ненавидит, держась от него на расстоянии. В конце концов, для всех так будет лучше.
- Мне как-то сказали, что в моей душе не осталось света, - отвлекается он от мыслей об Алисе, вспомнив день, когда какая-то женщина бросила это ему эти слова за то, что он убил её мужа. Её он убил следом, а в тот же день служанка говорила о том, что в нём ещё свет, и, если бы он позволил ему взять верх над тьмой, его жизнь могла бы измениться. Только он не видел в этом смысла, потому что каким бы он ни был, его всё равно ненавидели.
Тем временем, танцующий огонёк на руке испаряется, а к реальности возвращает внезапный порыв Айлин. С непривычки Томас замер, не зная, как реагировать, удивлённо изогнув бровь.
- Да, конечно, - согласился он, но это прозвучало это немного растерянно и всё-таки отстранил от себя девочку. Ему было приятно, что шоу ей понравилось, но всё же пусть лучше будет радость на расстоянии. – Это не сложно, если у тебя есть магия, а у тебя она есть, и это чем отличается от того, что делала ты, - Томас снова создаёт огненного человечка и позволяет ему переместиться на руку, а затем протягивает его Айлин. – Возьми его. Сосредоточься на огне и на том, что хочешь видеть. Не теряй концентрацию, можешь обжечься, - предупреждает он, не зная всех способностей маленькой звёздочки.

+1

17

Кто бы что там ни сказал Томасу насчет того, что в его душе не осталось света, девочка в это не верит. Она знает, что в нем очень много света, который просто другие не хотят видеть. А они не хотят видеть лишь потому, что они принимают его за монстра, не способного ни к чему хорошему, хотя на самом деле не так. Те вещи, которые он сделал в доме для малышки, еще раз доказывали её мысль о доброте её друга.
Дракон отстранил Айлин от себя, наверное, потому что не привык к такому проявлению чувств, и его можно было понять. Большая часть людей просто не захочет иметь с ним дело, а возжелает убить его на месте. А тут его обнял маленький ребенок, который свалился с неба. И как это воспринимать? Что ж, она не будет осуждать его поступок, а просто примет его таким, какой он есть.
"Добрый волшебник" все же согласился научить её управлять огнем, и звездочка еле-еле сдерживала себя от нового проявления чувств, но все равно скрыть их не очень получилось - сердце сильнее засияло, но не ослепляло, а наоборот, стало излучать матовый цвет, ибо девочка не хотела причинить вреда своему другу, который дал ей в слабые ручки огненного человека.
Легкое приятное покалывание в пальцах, тепло и какое-то внутреннее спокойствие. Девочка сконцентрировалась на забавном создании, и рядом с ним вдруг появилась огненная девушка в старинном платье, которая начала вместе с первым человечком танцевать вальс. От их движений оставался маленький след в воздухе, который вскоре исчезал. А затем на месте слившейся воедино пары появился огненный цветок, прекрасный, до которого так и хотелось прикоснуться.
Но вот огоньки разошлись и, недолго покружившись около ладони, исчезли. Малышка подняла голову на Томаса и спросила:
- А ты когда-нибудь танцевал вальс? - ей было интересно, что сейчас ответит её друг. Ей всегда хотелось научиться этому изящному и поистине королевскому танцу, особенно после рассказов Ивейн о балах, и, возможно, дракон знал этот танец. Тогда он мог бы научить её тому, что знает. Хотя... Может, он никогда не танцевал, а только боролся за свою жизнь? Ведь, когда тебя все хотят убить, вряд ли найдется время для такого развлечения...

Отредактировано Ailyne (22 февраля, 2016г. 13:58:32)

+1

18

Радость звёздочки отразилась в сияние её сердца, засиявшем ярче, но его свет всё так же продолжал дарить нежный и тёплый свет. Томас хмурится, видя это. Ему не нравится, что каждый в городе будет знать, что здесь появилась звезда. Что даёт сердце звезды, кроме долголетия? Он ещё успеет узнать, а пока надо было как-то защитить Айлин, чтобы она не пострадала от тёмных желаний, которые могут принести ей страдания и смерть.
Девочка оказалась способной ученицей и быстро освоила то, что он ей показывал, а вскоре на её руке огоньки затанцевали вальс. Это было очень мило, и колдун улыбнулся. Вальс – чудный танец, и был любимым танцем Брамаглота. И завершении человечки превратились в красивый цветок, который тоже вскоре исчез.
Наверное, если бы Томас захотел взять Айлин в свои ученицы, ему бы не пришлось жалеть об этом. Простой урок показал, насколько бы с ней было бы просто. Но чему он может её научить? Самым простым основам магии, но не той тёмной, к которой чаще всего приходилось прибегать ему.
- Приходилось. Король обязан уметь танцевать вальс, - с усмешкой проговорил Томас, вспомнив то недолгое время, когда был королём. – Да, не удивляйся, даже мне пришлось испытать на себе, что значит управлять целой страной. Правда, никто не знал, что они подчиняются дракону, но время было хорошее, - снова зазвучали весёлые нотки в голосе хозяина дома. Его жизнь в целом представляла собой странное сочетание, состоящие из борьбы за жизнь, развлечений, убийств и редких минут покоя, когда он запирался в своей норе и ему было абсолютно всё равно, что творилось за её стенами. В Сторибруке до недавнего времени жизни ничего не угрожало, и вместо бесконечной войны с врагами, была работа. Теперь всё будет по-старому, только работа никуда не денется. Но тогда поистине было весело смотреть, как люди пытаются найти дракона, а он в это время находился в замке и отдавал очередные распоряжения. А заметив порыв девочки, тут же поспешил осадить. – Но не всё сразу, - улыбнувшись, щёлкнул Айлин по носу. – Уже слишком поздно для танцев, но завтра научу, чему пожелаешь. Тебе всё равно пока не стоит выходить на улицу, - взгляд опускается на светящее сердца, которое в темноте будет более заметно, чем днём, и от того выглядеть ещё более странным и притягивающим внимание. - Тебе есть куда пойти? Если нет, можешь оставаться у меня, комната свободная есть, а завтра я придумаю что-нибудь, что поможет тебе спрятать сияние.

Отредактировано Thomas Fleming (22 февраля, 2016г. 15:54:15)

+1

19

Похоже, тот факт, что Айлин все схватила на лету, обрадовал её друга. Она видела на его лицо улыбку, чувствовала, что ему приятно видеть, что она у него может быстро всему научиться. Это радовало и саму звездочку. Если бы она жила в Зачарованном Лесу, то, наверное, стала бы хорошей ученицей у колдунов. Если бы еще была предрасположена к магии. Но она родилась именно звездой, владеющей магией, сейчас сидевшей в старинном доме в гостях у дракона. Хорошее начало жизни на земле, не правда ли?
"Томас был королем?" Его слова поразили малышку. Она даже представить себе не могла, что он давным-давно правил королевством, тоже танцевал на бала, устраивал приемы, общался с самыми образованными людьми своего времени. Картинки всплывали в её голове так же быстро, как и исчезали. Она вообразила себе картинку: Томас с короной на голове, в богатых одеяниях и гордой осанкой ходит по дворцу, подданные кланяются ему и рассказывают про свои беды и радости, а он их выслушивает. Наверное, все шло хорошо, потому что они не знали, что он - дракон. Тогда бы они точно захотели бы его убить.
Заметив, что Айлин не может сдержать свое желание научиться танцевать, он легонько щелкнул её по носу, что немного рассмешило девочку, проговорил, что завтра научит всему, что она пожелает. Она бы сейчас заобнимала Томаса, но решила не пугать его снова и, слегка улыбнувшись, посмотрела ему в глаза. И тут с его стороны последовал вопрос, который завел её в тупик. Куда она могла сейчас пойти? Никто её здесь не ждал. Она просто шагнула в неизвестность, совсем не подготовившись к возможным неприятностям в виде отсутствия крыши над головой. Она виновато опустила голову, но вскоре подняла её, услышав, что Томас может предоставить ей на первое время комнату:
- Я была бы тебе очень благодарна. Просто я не знаю никого в городе и понятия не имею, где можно будет переночевать. Я даже не знаю, есть ли в городе потомки моей сестры и живы ли они вообще....

Отредактировано Ailyne (22 февраля, 2016г. 21:41:16)

+1

20

По виноватому виду Айлин, Томас понял, что попал в точку, ей идти не куда. Он не винил её, но второй раз за вечер видел в её поступках безрассудство. Он понимал, что мечты порой толкают на глупости, но она ещё дитя, хоть ей уже и есть тысяча лет, она всё равно ребёнок, и теперь этот ребёнок совершенно один, в незнакомом городе, среди чужих людей. И не встретить она Томаса, могла бы блуждать по тёмным улицам или оказаться с тем, кто захотел бы завладеть её сердцем. Сегодняшний день она вполне может отметить везением, потому что встретила дракона, у которого нет цели прожить достаточно долго, чтобы увидеть закат цивилизаций. Ему бы прожить те, что отведены ему природой, и желательно умереть своей смертью, а не кто-то убил.
Не ответив, Томас поднялся с пола и прошествовал на кухню. Пёс прибежал следом, надеясь, что ему что-то перепадёт и, в общем-то, не ошибся, Флеминг насыпал ему его корма, которым Цезарь тут же захрустел.
- Когда-нибудь я посажу тебя на диету, - усмехнулся колдун, на несколько мгновений задерживая взгляд на том, как пёс с аппетитом уминает собачий корм. А хозяина дома в холодильнике ждали только пицца и пара пироженных, притащенных то ли Соней, то ли Самантой. Он уже и не помнил, кому в голову пришло покормить его сладким, но отчего-то казалась, что это работа Сэм. Только она могла притащить то, что он не любит, а потом убеждать, что он просто обязан это попробовать. А теперь в гостиной сидит та, кто вполне может съесть эти пирожные, чтобы они не мозолили глаза дракону.
Томас закрыл холодильник и направился к гостиной, но остался в проёме двери и оттуда прекрасно видя Айлин.
- Я не привык принимать гостей, а потому могу предложить тебе только пиццу и пирожное, - Томас улыбался, облокотившись на косяк. За такое гостеприимство служанка, что работала в его дому в Стране Чудес, сказала бы ему много любопытного. – Ну и раз ты останешься здесь, имей в виду, у нас самообслуживание. И это не касается только его, - Флеминг указал в сторону пса. – Его кормить приходится.

+1

21

Да, Томас попал в самую точку. Идти малышке было некуда. Родственников найти будет очень трудно, ведь никто не поверит, что ей уже тысяча лет и один день, что её сестра триста лет тому назад правила королевством и что девочка является дальней родственницей потомков её сестры. Как минимум, воспримут за сумасшедшую и попытаются отправить в больницу для душевнобольных, а такая наверняка имеется в городе. Или попытаются съесть сердце, не слыша голос совести, наверняка либо молчавший, ибо это бесполезно, либо не понимающий, что его никто не хочет слышать. В таком случае девочке повезло.
"Добрый волшебник" направился в другую комнату, и она осталась сидеть у камина. Она почти согрелась, и холод в доме уже не пугал её - она уже привыкла. Со временем она свыкнется со всем, что находится в доме: с камином, с музыкальном шкатулкой, с огромным количеством пыли, из-за чего у неё уже созрел план по уборке дома, с зеркалами, висевшими в коридоре... Не нужно перечислять всего, чтобы понять, что из себя представляло жилище дракона.
Но вскоре он вернулся и предложил поесть какое-то странное блюдо, названное пиццой, и пирожное, а также объявил об одном маленьком, но достаточно важном, по мнению девочки, правиле: самообслуживание. "Ну и ладно".
- Не знаю, что такое пицца, но, наверное, это очень вкусно. Насчет самообслуживания поняла. Хочу предупредить: не удивляйся, если я буду ходить по дому ночью - обычно я и мои сестры по ночам не спим, так что первое время мне будет тяжеловато перестроиться.
Девочка уверенно зашагала на кухню, где её уже дожидался Томас. Как бы то ни было, а есть все равно хочется...

http://funkyimg.com/i/25qSb.png

Отредактировано Ailyne (22 февраля, 2016г. 22:18:25)

+1


Вы здесь » ONCE UPON A TIME ❖ SYMPHONY OF THE NIGHT » БИБЛИОТЕКА ВОЛШЕБНИКА » Ray of light in the darkness


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC